Вы здесь

26 авантюр Вени Вайсмана

Его жертвами были министры СССР и члены ЦК ВКП(б), в музее МУРа ему отведен отдельный стенд, Сталин лично интересовался о ходе розыска этого преступника. Его звали Веня Житомирский, он же Трахтенберг, он же Рабинович, он же Ослон, он же Зильберштейн, он же Кузнецов, он же Вениамин Борисович Вайсман.

Мальчик Веня, поцелованный бесом

веня вайсманВениамин Вайсман родился в Житомире в 1914 году. Родители очень рано увидели, что их Веня - очень талантливый мальчик, но радости от этого не испытывали. Если о прочих одаренных детях  принято говорить, что они поцелованы ангелом, то Веню при рождении явно облобызал бес. Мальчик крал все, до чего могла дотянуться его рука.

В 9 лет он впервые попал полицию и уже не выпадал из ее поля зрения. Девять раз его водворяли в детские колонии, откуда он постоянно сбегал. К 19 годам Веня из мелкого воришки «дорос» до профессионального преступника, и для него началась нормальная воровская жизнь.

Веня Житомирский залезал в карманы граждан, в квартиры и магазины. А после того как однажды умудрился спереть вагон с товарами, стал мечтать украсть целый эшелон. Но правоохранительные органы оказались шустрее - в 1934 году суд решил, что подсудимый В. Вайсман вполне созрел для «взрослого» срока и отмерил пареньку 10 лет.

Но Веня любил дух свободы и в 1940 году вдохнул его полной грудью. Москва, Ленинград, Одесса, Свердловск – города мелькали как в калейдоскопе. Его ловили, сажали, он сбегал. Но побег 1944 года к разряду удачных не относился. Веня Житомирский задумал невиданное дело – бежать зимой. Расчет оправдался: овчарки действительно потеряли его след. После нескольких дней блужданья по заснеженному лесу с обмороженными ногами он вышел к поселку. Местный фельдшер осмотрел беглеца и покачал головой: «Ноги вы, молодой человек, потеряли.  Если их не ампутировать – потеряете жизнь». Так вор Веня Житомирский стал инвалидом.

В октябре 1945 года Вене Житомирскому, как говорят урки «выписали расчет», т.е. освободили. Власти решили, что безногий инвалид не представляет опасности. Они и представить не могли, что именно безногий инвалид Вайсман станет легендой криминального мира.

Одураченный министр

Конец 1945 года – война оставила после себя не только разрушенные города и миллионы вдов. На каждом базаре или вокзале можно было увидеть безногого инвалида с медалями и орденами на груди. Но Веня Житомирский не собирался становиться одним из них.

27 июня 1946 года в кабинет министра речного флота СССР Шашкова вошел человек. Министр был человек крутой (иначе он не сидел бы в этом кресле) и не любил, когда входили без стука и без приглашения. Он раздраженно поднял голову – перед ним на костылях стоял человек в военном кителе, на груди которого в три ряда располагались орденские планки и сверкали две звезды Героя Советского Союза. Две! 

В 1946 году человек с Золотой Звездой Героя пользовался всеобщим уважением, а тут перед министром стоял дважды герой. Человек представился: «Гвардии капитан Кузнецов». Шашков усадил гостя за стол, капитан начал неспешно рассказывать свою историю.

Это был бывший моторист Амурского речного пароходства, в 1941 году добровольцем ушедший на фронт, потом и кровью выслуживший за годы войны офицерские погоны. Дважды горел, в Берлине его «тридцатьчетверку» подбили в третий раз, капитан чудом остался жив, но потерял ноги.

Капитан еще не окончил своего рассказа, а министр уже выписывал «бывшему речнику» 4300 рублей, два бостоновых отреза, 7 метров сатина, мужской костюм, белье и дал команду отвезти боевого капитана на служебной машине на склад, где тот сможет получить все причитающееся народному герою.

"Герой войны"

веня вайсман
Стенд в музее МУРа, посвященный Вайсману

Через несколько недель последовал визит к министру лесного хозяйства Салтыкову (2500 рублей, отрез бостона, два дамских жакета, два пальто под каракуль), министру химической промышленности (у которого безногий инвалид выпросил 4 пары валенок), министру пищевой промышленности,  министру мясной и молочной промышленности, министру угольной промышленности...

В 26 министерствах, включая Министерство кинематографии и Комитет по делам искусств, отметился «герой войны Кузнецов». Разумеется, легенда менялась в зависимости от ситуации. Жулик представлялся мотористом леспромхоза, зоотехником, рабочим мясокомбината, газоэлектросварщиком, шофером, шахтером.

Вайсман отнюдь не был безрассудным авантюристом и ставил не только на личное обаяние и свою наглость. В кабинет он входил, имея готовую «легенду», с подтверждающими ее  документами: справками, характеристиками с места работы, грамотами, благодарственными письмами и пр.

К каждому визиту Вайсман собирал информацию о предприятиях министерства, заучивал фамилии директоров фабрик и заводов, изучал специфику работы той или иной профессии и в разговоре сыпал именами и профессиональными терминами.

Инвалид не брезговал ничем. Он принимал деньги, ткани, мануфактуру, калоши, детские ботинки, продукты, котиковые манто – в разоренной войной стране дефицитом было буквально все.

Прошерстив  министерства и ведомства, Вайсман решил поднять планку и пройтись по кабинетам высших партийных чиновников. В марте 1947 года Вайсман нанес визит секретарю ЦК ВКП(б), члену Оргбюро ЦК ВКП(б) Патоличеву. 

После продолжительной беседы Патоличев позвонил в Киевский обком ВКП (б) и попросил «предоставить герою Отечественной войны квартиру в столице Украины и обеспечить его регулярным лечением».

Там же в ЦК мошеннику выдали билет на самолет и записку в министерство лесной промышленности Украины с просьбой, равной прямому указанию «изыскать возможность выделить мебель для квартиры за счет министерства, и предоставить одноразовую денежную помощь в размере 2 500 рублей». Жилье мошеннику выделили на Крещатике, недалеко от столичного ЦУМа.

Приняв от киевских властей ключи от новой квартиры, Вайсман засобирался обратно в Москву. Он намеревался повторно пройтись по уже вспаханным полям. Ему бы тихо жить в Киеве, но жадность как известно, фраера губит. Хотя Вайсмана погубила как раз не жадность, а тщеславие.

Личный друг Василия Сталина

Министру авиапрома Михаилу Хруничеву вернувшийся в Москву Вайсман представился летчиком, однополчанином Василия Сталина. Дважды Герой оказывается летал в паре с сыном вождя, был его личным другом. После визита министр не удержался, и при встрече с Василием Сталиным рассказал, как он помог его боевому товарищу. «Какой Кузнецов? – удивился Сталин-младший. - Не знаю такого. Аферист какой-то». У Хруничева выступил на лбу пот.

Василий поделился новостью с отцом. Сталин не мог позволить, чтобы имя его сына использовалось в неблаговидных целях. Заместителю министра МВД Серову было сказано «найти и наказать». И хотя никаких конкретных сроков не ставилось, генерал-полковник понимал, что затягивать розыск не стоит.

Вызванным сотрудницам министерств, видевших мошенника, показали сотни фотографий из картотеки МУРа, пока одна из секретарш не ткнула пальцем в фото Вениамина Вайсмана: «Этот!» Фотографию разослали по всем министерствам и ведомствам, не очень надеясь, что мошенник наберется наглости и  решится на повторный визит. И все же в конце мая «гр. Кузнецов» записался на прием к министру тяжелого машиностроения Казакову.

Взят не отходя от кассы

2 июня стуча протезами инвалид вошел в кабинет. «Бывший сварщик Уралмаша», поблагодарив за оказанную год назад помощь, вновь повел рассказ о своей нелегкой жизни. Казаков недрогнувшей рукой выписал страдальцу 2000 рублей. Инвалид отправился к кассе и как только расписался в ведомости, его крепко взяли под руки: «Гражданин, пройдемте».

Суд был закрытым. Гражданам СССР ни к чему было знать, что в разоренной стране мошенник, воевавший в своей жизни разве что за миску баланды, пользовался куда большими благами, чем где сотни тысяч искалеченных войной фронтовиков. За неполный год аферист выудил 56000 рублей и огромное количество дефицитнейших товаров. Суд приговорил Вайсмана к 9 годам лишения свободы.

В 1961 году постаревший преступник явился в МУР и попросил «по старой памяти» помочь устроиться в каком-нибудь Доме инвалидов, в благодарность обещал «завязать навсегда». Просьбу уважили, и Вайсман осел в Доме инвалидов Оренбургской области, в котором и умер в 1969 году.

Прочтите еще:

Адам Уорт - протопип профессора Мориарти

 

https://pp.userapi.com/c836625/v836625538/5de64/bD8fhzbkaQc.jpgКлим Подкова - постоянный автор "Хронотона". Пишет на следующие темы: Великая Отечественная и Вторая мировая, люди с интересной биографией и секреты спецслужб, истории вещей и животный мир, история компаний и спорт, происхождение крылатых выражений и отдельных ругательств.

 

Самые актуальные новости: