Вы здесь

«Животный магнетизм» Франца Месмера

XVIII столетие дало человечеству не только музыкантов, литераторов и ученых, но и удивительную породу авантюристов, из ничего способных создать гениальное открытие, многоходовую интригу или оглушительный скандал. Подлинным мастером во всех этих делах был Франц Антон Месмер, основоположник современного гипноза.

Любитель искусств, знаток людей

месмер магнетизм

Будущий «отец гипноза» появился на свет в 1734 году в небольшом австрийском городке в почтенном семействе егеря. Как полагалось в те энциклопедические времена, маленький Франц получил весьма разностороннее образование: мальчик изучал философию, юриспруденцию, теологию и риторику, но в конце концов выбрал врачебную стезю. Он поступил в медицинскую школу при Венском университете, однако учился без особого рвения и закончил ее лишь в возрасте 32 лет, защитив диссертацию «О воздействии планет». Тема, как мы видим, им была избрана не вполне медицинская. Содержание же работы вызвало у экзаменаторов замешательство: Месмер объявлял в ней, что созвездия способны влиять на человека посредством загадочной силы, так называемого «мирового флюида», пронизывающего всю Вселенную, а заодно и человеческие существа. Диссертация имела мало отношения к науке, зато вся была наполнена мистикой, и остается тайной, почему ее все же приняли. Видимо, Месмер был достаточно красноречив и сумел убедить комиссию в собственной правоте.

Сделавшись врачом, Месмер не торопился углубиться в медицину. Он свел знакомство с богатой вдовой, благополучно женился и занялся тем, к чему лежала его душа, – а именно музыкой, домашним театром и организацией шумных праздников. Завсегдатаями его салона в то время были Гайдн, Моцарт, Глюк и другие знаменитые музыканты. Сам хозяин музицировал на виолончели, клавире, и даже лично построил стеклянную гармонику, звучание которой хвалили все гости. Он мог бы долго вращаться в высшем обществе, если бы не досадный сюрприз: у него вдруг закончились деньги. Удивляться этому не приходится, поскольку праздники, постановки домашнего театра и прочие светские расходы требовали изрядных средств.

Кто угодно впал бы в уныние, но только не Месмер. Диплом врача был все еще действителен, и позволял заработать на жизнь, хотя, возможно, не столь роскошную, как прежде. Правда, Месмер собирался обставить медицинскую практику с театральной зрелищностью, а для этого нужно было придумать принципиально новый способ лечения. И случай позволил Месмеру обнаружить такой способ как раз тогда, когда в нем возникла нужда.

Магнетизм – основа Вселенной

месмер магнетизм

Летом 1774 года приезжий англичанин обратился к астроному Максимилиану Геллю с просьбой изготовить для его жены особой формы магнит для лечения резей в желудке.

Гелль рассказал о необычном заказе Месмеру, а тот мгновенно ухватился за интересную идею. Не прошло и месяца, как он уже опробовал чудодейственные магниты на одной из своих пациенток. Фрейлейн Эстерлайн страдала от мигреней, истерических припадков, судорог и рвоты, и никакие предложенные Месмером средства ей не помогали. Но стоило положить девушке на грудь несколько сильных магнитов, как судороги резко усилились и почти сразу же прекратились. Спустя несколько сеансов больная полностью излечилась, а Месмер сделал попытку предъявить свой новейший метод ученым собратьям. В научных кругах успеха он не имел, что не помешало ему открыть собственную клинику и приняться за лечение магнитами со все большим размахом.

Чтобы лечение имело под собой научную базу, Месмер сочинил теорию так называемого «животного магнетизма», согласно которой все вокруг от природы до живых существ пронизано «магнетическими флюидами». Человека следует считать здоровым, если его флюиды движутся по телу правильно. Но стоит магнитным линиям хоть немного исказиться, как организм одолевают недуги, а чтобы от них избавиться, необходимо применять магниты, способные направить «магнетические токи» в верное русло.

Шло время, количество пациентов росло в геометрической прогрессии, и Месмер начал задумываться о накапливании магнитного флюида впрок, что могло обеспечить лечением одновременно целые группы больных. Немного поразмыслив, он выдумал «ушат здоровья» - большой деревянный чан, в котором стояли бутыли с «магнетизированной» водой. Бутылки соединялись со стальными пластинами вокруг железного прута, от которого к больным органам пациентов вели провода. Больные усаживались вокруг агрегата, касаясь друг друга руками, что обеспечивало лучшую проходимость флюидов. Месмер во время сеансов двигался вдоль круга пациентов, пристально глядя по очереди каждому из них в глаза.

Слава целителя росла так быстро, что скоро чудесный ушат уже не справлялся с излечением желающих. Месмера, впрочем, это только порадовало. Он «магнетизировал» целый мраморный бассейн, а затем еще и деревья в своем парке, чтобы флюиды витали невозбранно абсолютно повсюду. Казалось бы, все эти сомнительные действия куда больше походили на шарлатанство, чем на новое слово в медицине, но количество пациентов не только не убывало, но, напротив, все увеличивалось.

Успех был столь очевидным, что Баварская академия торжественно избрала Месмера своим членом. Однако это был первый и последний пример официального признания трудов «магнетизера». Опубликованные 27 тезисов о «животном магнетизме» больше ни в одном ученом сообществе отклика не нашли. Берлинская академия обозвала Месмера мечтателем, а его метод заклеймила, как ошибочный. Оставалось утешаться количеством выздоровевших больных и финансовым успехом предприятия. Лечение флюидами, как будто, шло своим чередом, но Месмеру не давала покоя одна необъяснимая странность, на которую поначалу он и вовсе не обратил внимания.

«Это сила самого магнетизера»

месмер магнетизм

У некоторых пациентов чудесное излечение происходило еще до воздействия магнитов, в результате одной только беседы с целителем. Однажды Месмер работал с группой оглохших и потерявших голос женщин. Стоило ему выйти к больным и внимательно оглядеть их, как у двоих немедленно восстановились слух и голос, а еще несколько дам почувствовали заметное улучшение.

Никто, конечно, не заметил, что до магнитов дело не дошло, но сам Месмер пребывал в недоумении. Очевидно, в ряде случаев лечебное воздействие на пациентов оказывали вовсе не магниты, которым врач приписывал чудодейственный эффект, а сам Месмер, его личность, завораживающий взгляд и пассы рук. Всего шага не хватило «магнетизеру» до настоящего научного открытия: внушение иногда действует на больных лучше любых лекарств. Но испугавшись за исправно работающую стройную схему лечения, Месмер упорно продолжал развивать идею чудодейственных флюидов, пронизывающих Вселенную.

Медики всей Европы единодушно считали его шарлатаном и мало-помалу со все большим рвением высмеивали его метод. Появились анонимные статьи, стихотворные пасквили о докторе-обманщике, но в открытую травить его долго не решались. Однако вскоре недругам Месмера представился случай изрядно подпортить его врачебную репутацию.

Однажды к целителю обратилась некая Мария-Терезия Парадиз, ослепшая в раннем детстве. Эта девица была настолько талантливой музыкантшей, что ей покровительствовала сама императрица. Лучшие окулисты Вены не помогли Марии прозреть, они считали ее слепоту неизлечимой из-за поражения зрительных нервов. Месмер, однако, счел природу ее недуга истерической и взялся за лечение. «Магнетизм» не подвел, девушка частично прозрела, но специально собранный врачебный консилиум постановил, что возвращение зрения было внушено пациентке, на самом же деле улучшения не произошло. В итоге Мария опять полностью ослепла, и над головой Месмера разразился неслыханный скандал.

Пришлось целителю бросить все нажитое имущество и клиентуру и покинуть пределы Австрии. Сначала он перебрался в Швейцарию, а спустя некоторое время очутился в Париже.

Финал авантюрной биографии

месмер магнетизм

Надо признать, что в Париж Месмер попал вовремя. Накануне революции французское общество как никогда интересовалось магией, гаданиями, предсказаниями и тому подобными мистическими предметами. Чудесные методы австрийского медика произвели фурор в парижских гостиных. Популярность Месмера росла день ото дня, им интересовались все, от простого народа до королевской четы.

Сам он не причислял себя к чародеям и не находил в своей теории ничего мистического, напротив, полагал, что исцеляет на основе строгой научной теории и страстно желал получить признание именно в научном мире. Но Французская академия, получив нелестные отзывы о Месмере от Венских коллег, полностью игнорировала сомнительный «магнетизм». И хотя успех целителя во французских салонах был абсолютным, ученые не торопились признать новый метод. Людовик XVI издал указ, обязывающий научный мир вынести окончательное решение о методах Месмера. Комиссия в своем заключении твердо заявила, что никакого «животного магнетизма» не существует, но отметила кое-что в личности медика: «Все определяется самим человеком, магнетизирующим пациентов…Здесь, несомненно, действует некая сила, управляющая действиями человека и подчиняющая их себе. Это – сила самого магнетизера».

Вердикт был окончательным и отнимал у Месмера всякую надежду обрести признание среди коллег. Лишенный дальнейшего смысла существования, он уехал в Швейцарию и прожил там в глуши еще несколько десятилетий, настолько незаметно, что многие считали его умершим.

Еще при жизни у Месмера нашлись последователи, но сам он так и умер забытым. Стефан Цвейг писал о нем: «Едва ли найдется во всей мировой истории пример столь стремительного падения с вершины шумной славы в бездну забвения и безвестности».

Напомним, что также недавно мы писали о  Николе Тесле и неведомой энергии Земли.

 

Об авторе:

Екатерина Кравцова - историк, исследователь. Живет в Санкт-Петербурге.

Любимые темы для статей - занимательные проявления истории, исторические байки и анекдоты.

Стремится доказать, что история -  это не унылый набор событий, а невероятно интересная наука.

Все статьи Екатерины Кравцовой

Это интересно: