Вы здесь

Судьбы военнопленных - от концлагеря до замка Паулюса

Для любого солдата война, — это  тяжелый труд, связанный с ежесекундным риском лишиться жизни. Единственное, что помогает ему сохранить здоровую психику и переносить лишения — оружие в руках и плечо товарища. Но что происходит с солдатом, когда противник захватывает его в плен?

Расстрелять всех!

военнопленныеВ период Второй мировой войны и по ее окончании в общей сложности через плен прошли десятки миллионов человек, многие из них погибли или пропали без вести. Огромные потери среди военнопленных, как и вообще в войне, понес Советский Союз. Из 5,7 млн. военнослужащих Красной армии, попавших в плен, не вернулись на родину 3,3 млн. человек.

Правда, как выяснилось много позже, некоторые военнопленные, освобожденные из концлагерей частями союзников, просто не пожелали возвращаться в СССР. Они наверняка хорошо представляли, что их ждет, хотя и не были знакомы с шифрограммой маршала Жукова, в которой он приказывал расстреливать не только всех попавших и вышедших из плена красноармейцев, но и их семьи. «Все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны и по возвращению из плена они также будут все расстреляны», — эту рекомендацию Жуков передал, командованию Балтийского флота и армиям фронта 28 сентября 1941 года.

Шифрограмма была найдена не так давно в архивных документах РГАСПИ. Она была процитирована в письме начальника Главного политического управления Рабоче-крестьянского военно-морского флота армейского комиссара второго ранга Ивана Рогова секретарю ЦК ВКП(б) Георгию Маленкову, датированном 5 октября 1941 года.

В приказе Сталина за № 270 предписывалось только «лишать государственного пособия и помощи» семьи попавших в плен бойцов Красной армии. Семьи пленных из числа командиров и политработников ожидал арест. Жуков пытался пойти дальше, но политуправление Балтийского флота решило смягчить его распоряжение и приказало расстреливать по возвращении только самих перебежчиков.

Таким образом, неважно, случайно или сознательно попадали в плен красноармейцы, многие из них хорошо понимали, что путь обратно им был закрыт. Безвыходное положение советского солдата создавало противнику хорошие условия для проведения среди военнопленных идеологической обработки, и даже формирования из них воинских частей.

Маршалы и рядовые

военнопленныеНесколько другое отношение к плену было у солдат и офицеров вермахта. При известии о том, что немецкий военнослужащий взят в плен, его семья также попадала в концлагерь. Но в случае возвращения или побега из плена шанс сохранить жизнь себе и своей семье у немецкого солдата был достаточно велик.

Всего за период Великой Отечественной в советский плен попали около 3,2 млн. военнослужащих вермахта, погибли же в плену 1,1 млн. человек. Естественно, что подавляющую часть военнопленных, как с той, так и с другой стороны составляли рядовые солдаты и младший командный состав. На их долю выпали голод, холод, эпидемии, тяжелый труд и другие тяготы плена. Рядовые использовались как дармовая рабочая сила, и отношение к ним было соответствующее. Совсем другое отношение складывалось к попавшим в плен высоким военным чинам.

Высшие офицеры составляли менее 3% военнопленных, но именно они представляли особый интерес в плане использования в разведке и политических маневрах, и потому больше всего испытывали на себе психологический прессинг. В качестве примера успешной идеологической обработки можно рассмотреть судьбу германских офицеров, попавших в плен после Сталинградской битвы.

Спокойная жизнь

паулюсОкруженная под Сталинградом группировка противника капитулировала в конце января 1943 года. В плен были взяты 91 тыс. солдат, 24 генерала и 2500 офицеров. В плену оказался и командующий шестой армией генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс. Он и все пленные высшие офицеры вермахта летом 1943 года попали в специально созданный «генеральский» лагерь №48, расположенный в селе Чернцы Ивановской области. После каждой успешной операции Красной армии количество немецких генералов в лагере увеличивалось.

Никаких жестокостей в лагере не наблюдалось, пленных никто не бил и не пытал. Заключенные даже прозвали лагерь «замком» из-за достаточно хороших условий содержания. Конечно, территория лагеря была окружена колючей проволокой и охранялась. Выход за территорию и контакты с местным населением были категорически запрещены. Но сами заключенные, правильнее сказать не содержались, а комфортабельно жили в хорошо отремонтированной старинной усадьбе, у них были ординарцы из своих, рядовых солдат.

В распорядке дня четко отслеживались только часы сна и приема пищи, все остальное время генералы проводили по личному усмотрению. В их распоряжении были сад и огород, столярные мастерские. Паулюс очень много рисовал, некоторые его рисунки и сейчас хранятся в Чернецкой средней школе. Чтение, как и изучение русского языка поощрялось. Для желающих были организованы курсы по изучению русского языка, приглашены преподаватели.

Если возникала необходимость, то книги доставлялись прямо из столичной библиотеки им. В. И. Ленина. Генералы читали и переводили Льва Толстого и Горького, Шолохова и Эренбурга. Кто-то через некоторое время, по собственному желанию, начинал читать Ленина и Сталина. В лагере часто демонстрировались советские довоенные комедии. Генералы регулярно читали советскую прессу и были хорошо осведомлены обо всех событиях, происходящих на фронте. Администрация лагеря организовывала дискуссии на заданные темы. Офицеры вермахта готовились и выступали с докладами о причинах поражения Германии и о возможном послевоенном устройстве мира.

Результаты

паулюс в пленуТакая налаженная, спокойная жизнь, приправленная русской культурой и советской литературой, принесла свои плоды. Не прошло и года, как несколько генералов заняли антифашистские позиции и согласились сотрудничать с советской властью. Генерал фон Зейдлиц, например, стал одним из лидеров антигитлеровской коалиции и руководителем организованного в лагере Союза немецких офицеров.

Уже в октябре-ноябре 1943 года фон Зейдлица привезли на тот участок Северо-Западного фронта, где в это время воевала его ударная группа. Там им были написаны письма к командующим 16-й и 18-й армий и командующему группой «Норд», составлены листовки, записаны пластинки с выступлениями. В них Зейдлиц призывал немецких солдат и офицеров изменить свое отношение к войне, и спасти Германию от краха, к которому неизбежно вел страну Гитлер. Вся эта информация передавалась через парламентеров и разбрасывалась с самолетов над германскими позициями.

8 августа 1944 года долго сопротивлявшийся генерал-фельдмаршал Паулюс дал согласие открыто выступить против Гитлера с призывом к немецкой армии. Сообщение об этом немедленно было отправлено на имя Сталина вместе с текстом обращения, подписанного Паулюсом и еще 40 генералами и офицерами. Причиной этого, несомненно, послужили коренные изменения в ходе войны, информация о которых аккуратно доводилась до сведения фельдмаршала (продвижение советской армии к границам Германии, объявление Румынией войны Германии, покушение на Гитлера и др.). С этого момента Паулюс пересмотрел свои позиции по отношению к антифашистскому движению и 14 августа вступил в Союз немецких офицеров.

Само собой, лояльное отношение к пленным соблюдалось только по мере необходимости. Дальнейшая судьба того же генерала фон Зейдлица достаточно трагична. Бывший командир 51-го армейского корпуса, заочно приговоренный фашистами к смертной казни, был осужден советским военным трибуналом 8 июля 1950 года на 25 лет и помещен в Бутырскую, а затем Новочеркасскую тюрьму. Его жена и четыре дочери, содержались во время войны в фашистском концлагере — как семья изменника родины, а после войны уже в советском — как семья военного преступника. Когда Зейдлиц узнал о судьбе своих близких, его психика не выдержала этого удара, и врачи признали у него реактивный психоз.

Судьба фельдмаршала Паулюса сложилась более благоприятно, в тюрьму его не посадили. Однако его репатриация, намеченная уже в 1949 году, под разными предлогами откладывалась. Семья Паулюса в 1944 году тоже была арестована фашистами и содержалась в концлагере. Жена умерла, так и не дождавшись его возвращения. Когда фельдмаршал заболел, его лечили, возили в Крым, содержали в хороших условиях, но просьбу о возвращении в Германию отклонили. Фельдмаршал Паулюс вернулся на родину только в 1953 году, после смерти Сталина.

А в «генеральском» лагере до 1956 года проходили идеологическую обработку генералы и офицеры японской армии. После их репатриации он прекратил свое существование, и теперь это просто памятник истории.