Вы здесь

Траурная мимоза «Сен-Филибера»

«Я наблюдал за судном в бинокль. Когда оно подошло к бую отмели Шателье, я лишь на одно на мгновение отвел взгляд в сторону, когда опять посмотрел на то же место, парохода там уже не было. Я подумал сначала, что пароход скрылся в пене брызг, но на самом деле он был уже на дне…» (свидетельство очевидца).

Пикник

крушение «Сен-Филибер» «Мимозы! Обязательно привезите побольше мимоз!…» — весело напутствовали люди, толпившиеся на пирсе, празднично наряженных участников пикника, организованного одной из ткацких фабрик Нанта для своих служащих. Пикник решено было провести на небольшом, но очень красивом острове под названием Нуармутье, расположенном в Бискайском заливе.

Остров славился темноватыми, но живописными дубовыми рощами и великолепными мимозами. Чтобы добраться до него, необходимо было выйти из устья Луары и пройти порядка пятнадцати миль по заливу. Однако руководство фабрики это не смутило — у «Нантского общества судоходства» в качестве транспортного средства был нанят небольшой пароход «Сен-Филибер».

Согласно документам, полтысячи человек вмещал в себя пароход, и в этот день 15 июня 1931 года все пятьсот мест были заняты. Беззаботность царила на палубе: десятки детей устроили веселую беготню — ведь участники пикника ехали целыми семьями. В тени стояли корзинки с едой, женщины в ярких летних платьях весело махали остающимся, мужчины с трубками в зубах вели друг с другом неторопливую беседу.

«Сен-Филибер» — очень маленький пароход. Он был построен в 1923 году на верфях Сен-Назера исключительно с одной целью: служить прогулочным судном по рекам или закрытым озерам. Своим высоким мостиком и нескладно торчащей трубой он больше напоминал буксир, чем пароход и был не особо устойчив — стоило большей части пассажиров перейти на одну сторону, как это сразу отмечалось заметным креном. Однако все эти годы с грехом пополам «Сен-Филибер» выполнял свои функции, обслуживая регулярную пассажирскую линию Нант — Сен-Назер, а по выходным — катая по Луаре толпы беспечных отдыхающих. Кстати говоря, до сих пор остается загадкой, каким образом владельцы маленького и валкого «Сен-Филибера» умудрились получить разрешение на перевозку одновременно пятисот пассажиров?...

На этот раз рейс отличался некоторой сложностью: речному, по сути, пароходу необходимо было выйти в Бискайский залив, можно сказать — в открытое море.

Отход был назначен на семь часов утра. Погода с самого начала не заладилась: за хмурым небом не проглядывало солнце, моросил мелкий дождь. Но вскоре уверенно потянуло с юго-востока, тучи разошлись, и приунывшие было участники пикника воспрянули духом.

В Бискайском заливе

крушение «Сен-Филибер» Ровно в семь часов пароход отошел от пристани. Через три с половиной часа последовала первая запланированная остановка — экскурсанты достигли Сен-Назера. К тому времени ветер усилился, началась качка. «Сен-Филибер» еще не вышел в залив, а многие участники пикника уже лежали бледные и обессиленные в каютах или «отдавали дань морю» с опасностью для жизни перегнувшись через борт.

Через пару часов мучения людей закончились — пароход благополучно причалил к деревянному пирсу острова Нуармутье. Внезапно у всех проснулся аппетит. Корзинки с едой были оперативно вынесены на берег и пятьсот человек разбрелись по острову, подыскивая особо уютные и живописные местечки для отдыха. Вскоре настроение у всех заметно поднялось, снова послышался смех, стихший было вследствие массовой морской болезни. Детишки сновали между островом и пароходом, заполняя каюты роскошными букетами мимоз.

Радостное настроение пассажиров не разделял только капитан. Ветер все больше усиливался и медленно, но верно менял направление — теперь он уже дул на восток, а это значило, что «Сен-Филиберу» придется идти назад, целиком подставляя ветру левый борт. Вдобавок погода снова испортилась; волна в Бискайском заливе становилась все выше и выше; ужесточившийся ветер срывал с ее гребней зловещие белые барашки…

Недолгий обратный путь

крушение «Сен-Филибер» Через три часа обеспокоенный капитан объявил пассажирам, что судно отправляется домой. При этом двадцать восемь человек отдыхающих заявили, что обратно они на пароходе не пойдут — их слишком укачало по пути на остров. Морская болезнь спасла их от смерти: эти люди решили дождаться отлива и вернуться на материк по узкой дамбе, надежно связывающей остров Нуармутье с материком. Остальные пассажиры отправились в свой последний путь…

Высокие борта и надстройка парохода обладали хорошей парусностью, и едва судно отошло от острова, как безжалостный ветер этим воспользовался. Пароход раскачивало все сильнее и сильнее. Капитан старался держать судно круче к ветру, но слабенький двадцатитрехсильный двигатель «Сен-Филибера» с трудом противостоял жестокому натиску стихии.

В сущности, продержаться надо было совсем немного: путь от северной оконечности острова Нуармутье до мыса Сен-Жильда, за которым открывалось устье Луары, сравнительно небольшой. Обогнув этот мыс, «Сен-Филибер» лихо бы повернулся к одураченному ветру кормой и, подгоняемый им, быстро бы оказался в устье реки. Но, случилось так, что, огибая Сен-Жильду, пароход подставил ветру весь левый борт и крен достиг критической точки. Огромная волна вынесла несколько окон в салоне первого класса и люди, находившиеся там, в ужасе бросились на палубу подветренного борта. Этот поступок оказался роковым: уже накренившийся на правый борт пароход под дополнительной тяжестью людей не смог выпрямиться. Несуразная труба «Сен-Филибера» легла параллельно горизонту, через секунды судно накрыло очередной набежавшей волной, а менее чем через минуту оно целиком исчезло в водах Бискайского залива.

Мимозы на могиле

крушение «Сен-Филибер» Несмотря на то, что помощь прибыла буквально через полчаса, спасти удалось всего семь человек. Шестерым из оставшихся в живых спасательным плотом послужила деревянная скамейка, смытая с палубы погибшего судна. Несколько позже с одного из буев, ограничивающих фарватер, был снят еще один несчастный.

Все последующие сутки Нант гудел. Толпы родственников погибших устроили стихийный митинг у здания судоходного общества. У них было множество вопросов: По чьей халатности речной пароход был выпущен в Бискайский залив? Почему судно не было оборудовано спасательными шлюпками? Да что там шлюпки, на всем пароходе не было даже ни одного спасательного круга!

Город пребывал в тихой панике. Пытались посчитать количество жертв: вроде бы было продано пятьсот билетов, но пароходство, погнавшись за дополнительной выгодой, могло продать и больше. Двадцать восемь человек, как потом выяснилось, остались на острове. Еще семь экскурсантов спаслись, но семь человек команды пропали без вести. А ведь еще остаются дети. Детям до семи лет билет не полагается, а сколько их там бегало по палубе? Десятки, больше?…

Вскоре самое страшное подтвердилось. Через два-три дня на острова Олерон и Фэ, а так же к роковому мысу Сен-Жильда море вынесло около сотни детских трупов. Затем на побережье стали находить трупы мужчин и женщин — участников страшного пикника. Официально число жертв составило 462 человека, но на самом деле погибших было гораздо больше. Ведь еще много-много дней ветер и волны прибивали к французским берегам останки жертв катастрофы, перемежая их венками и огромными букетами пышных, но размокших в воде мимоз. Долгое время эти мимозы украшали братскую могилу погибших на «Сен-Филибере».

 

Константин Федоров - постоянный автор "Хронотона". Живет в Петербурге. Журналист, путешественник, исследователь. По образованию - океанолог, всегда мечтал о морях и океанах и часто пишет на морскую тематику. Другие любимые темы - животные, новости науки, и, конечно, тайны прошлого.

Самые актуальные новости: