Вы здесь

"Терзания". Константин Федоров

Ночь... Сколько ночей подряд я лежу без сна в своей холодной и пустой постели... Мои мысли, взболтанные суетой прошедшего дня, наконец-то начинают собираться воедино, рисуя передо мной страшную картину моего настоящего и еще более жуткую -- будущего...

Она ушла... Беззвучно и тихо... Не попрощавшись, не подав ни малейшего знака... Боже! Что я говорю? Она не ушла, она просто не пришла... Мария!... В тот день я ждал ее с самого утра, как ждал на протяжении многих месяцев... Каждый день... Она обещала приходить и приходила, она клялась, что будет возвращаться... Возвращаться ВСЕГДА. И вот настал тот страшный день, когда она не пришла...

Прошел час, другой... наступил следующий день... И следующий, а ее все нет, и я начинаю понимать, что в моей жизни ее больше не будет никогда...

А мой лучший друг... Мой лучший друг больше не разговаривает со мной. Эх, Роман... Я заглядываю тебе в глаза, задаю тебе невинные вопросы, а ты отворачиваешь свое лицо и что-то цедишь в ответ сквозь зубы... Ты забыл, как мы изливали друг другу душу, когда все остальные -- чужаки -- суетились рядом, строили коттеджи, решали свои маленькие, мещанские проблемы, с кем-то ругались, спали, жрали, а мы с тобой смеялись над ними и мечтали о том, как мы... Мы с тобой...

Ведь когда мы вместе -- мы все можем, говорил ты мне. Мы способны долететь до звезд и проникнуть в глубины мироздания -- говорил ты мне; мы готовы пробурить землю и предотвратить глобальную катастрофу -- говорил ты мне. Мы можем раскрыть все тайны человеческой психики -- отвечал я тебе; мы сможем, наконец-то понять, для чего создан человек, каково его предназначение во вселенной -- отвечал я тебе.

И это было хорошо... А что теперь? Почему, ну почему ты все время молчишь?...
У меня не осталось никого... Нет, есть еще родители. Мои старые, бедные мама и папа. Боже мой! Как я хочу вновь увидеть их... Но они далеко, очень далеко... Встречусь ли я еще с ними в этой жизни?... А вокруг чужие люди... Как я ненавижу их!

Как это отвратительно, когда рядом живет нелюбимая женщина, брезгливо швыряющая тебе на кровать одежду, в которой ты обязан сегодня выйти, как она говорит, "на люди". И эта, я не побоюсь этого слова -- тварь, которая не умеет даже толком готовить, все раскладывает по "своим местам" и смеет требовать того же от тебя, - кто, кто она? Или эта полуграмотная, серая девица познала природу вещей? Неужели она может каждой из них подобрать раз и навсегда определенное место? И страшно то, что мы связаны с ней прочными узами, и я ничего, ничего не могу с этим поделать...

Ну и последняя капля, переполнившая океан страдания --сломалась моя машина. Равнодушный, пустой (я видел его глаза!) человек, раздавил своим грязным, вонючим самосвалом то немногое, что оставалось у меня от моего славного прошлого... "Восстановлению не подлежит" -- и это сказано не только о моем автомобиле, но и обо всей моей проклятой жизни...
***
Ой! А кто это в дверь все звонит и звонит? Ну, сейчас, сейчас... Кто там? Ура-а-а-а!!! Мама с папой вернулись из командировки! Теперь я уже больше никогда не увижу эту противную няньку! А еще Машка позвонила, ее сегодня приведут в садик, у нее горло болело, и мама ее целую неделю даже гулять не отпускала. А про Ромку Машка сказала, что ему в больнице на зубы какие-то железки навесили, и он стесняется рот раскрыть. А мама привезла мне огромного плюшевого зайца -- я с ним никогда не расстанусь, а еще... Еще мне папа подарил новую машинку на радиоуправлении!! Вот! Нет, жизнь явно начинает налаживаться!!!

 

Константин Федоров - постоянный автор "Хронотона". Живет в Петербурге. Журналист, путешественник, исследователь. По образованию - океанолог, всегда мечтал о морях и океанах и часто пишет на морскую тематику. Другие любимые темы - животные, новости науки, и, конечно, тайны прошлого.

Самые актуальные новости: