Вы здесь

Юрий Овчинников - от "Кэмел-трофи" до "Ладоги"

«Ладога» — один из самых крупных внедорожных рейдов в мире. Целую неделю его участники штурмуют на серьезных машинах непролазные болота, пробираются через непроходимую грязь и преодолевают глубокие броды. Все эти приключения участникам «Ладоги» предоставляет команда санкт-петербургского «Off-road Club» и его президент Юрий Овчинников.

Досье:

юрий овчинниковЮрий Борисович Овчинников

Родился 5 февраля 1957 года, учился в физматшколе. Окончил институт физкультуры им. Лесгафта. 14 лет служил в армии, где занимался спортивным ориентированием, мастер спорта СССР. Затем работал картографом. В 1992 году прошел отбор для участия в «Camel Trophy», после чего «заболел» внедорожным спортом. Один из организаторов внедорожного движения в России, руководитель трофи-рейда «Ладога», президент санкт-петербургского «Off-road Club».

Увлечения: фотография.

Продaвец приключений

- «Ладога-трофи» — это приключение или бизнес?

-Это с какой стороны посмотреть: со стороны участника — приключение, с нашей — работа, бизнес. Строго говоря, мы производим некий продукт, который с одной стороны покупают участники, с другой — мы стараемся его продавать.

-Не могли бы вы рассказать, какие именно приключения вы продаете участникам «Ладоги», что ждет их во время рейда?

- Протяженность маршрута нашего трофи-рейда составляет 1200 километров — вдоль Ладожского озера, по самым красивым местам Ленинградской области и Карелии. Особую трудность для участников представляют спецучастки, которые нужно проехать за контрольное время, выполняя задания по легенде. На спецучастках экипажи ожидает конкретное бездорожье – грязь, болота, броды, и десяток километров они порой преодолевают весь день. Кроме того, есть у нас и отдельные соревновательные этапы: например, «Дюнная» и «Пляжная» гонки. Участники на скорости преодолевают препятствия в фонтанах воды и песка. Это очень красивые этапы, и на него съезжаются зрители из Петербурга и Москвы.

- Все участники выполняют одни и те же задания?

- Нет, сложность заданий и маршрута зависит от группы, в которой выступает экипаж — спортивной или туристической. Отдельная категория есть также и для квадроциклов. Самые сложные — спортивные категории. В них выступают опытные спортсмены на специально подготовленных машинах. Особое место занимает категория Proto. В ней участвуют машины-монстры, которым даже запрещено передвигаться по обычным дорогам. Зато они могут преодолеть любое бездорожье – благодаря огромным колесам, вывернутым мостам и т.д.

- А обычный полноприводный автомобиль может принять участие в трофи-рейде?

- Да, в группе «Туризм». В ней три категории: «Tourism Open», «Tourism» и «Grand Tourism». Для них разработаны разные по сложности трассы: для «Grand Tourism» – самая простая, для «Tourism Open» – самая сложная. Спортсмены, участвующие в категории «Grand Tourism» едут на обычных городских автомобилях, не подготовленных для жесткого бездорожья, без лебедок и прочего внедорожного оборудования. В большей степени они путешествуют, чем соревнуются. И именно в этой категории больше всего участников.

А в "Ладоге-20010" появится совсем новая категория "Дискавери", в которой может принять участие любой автомобиль - ее участники смогут погрузиться в мир офф-роуда без соответсвтующего снаряжения и даже не имея машину 4х4.  Ведь «Ладога-трофи» позиционируется прежде всего не как соревнование, а как крупнейшее приключение на бездорожье.  

- И много людей работает над созданием этого приключения?

- Команда организаторов не так велика, но на время рейда привлекается достаточно много народа - судейские бригады, есть экологическая служба, служба размещения в лагере. Есть люди, которые занимаются развешиванием рекламы – в лагере, на спецучастках, на старте и финише. Есть техслужба, которая обеспечивает радио и телесвязь, Интернет, а так же операторы, фотографы, водители и т.д.

- Ваше увлечение внедорожным спортом началось после участия в знаменитом «Camel Trophy». Как Вы там оказались?

- В газете «Советский спорт» в 1990 году появилась анкета для желающих принять участие в «Camel Trophy». Я заполнил ее, думая: «Если не я, то кто же?». Оказалось – не я. Спустя год я опять послал анкету и вскоре получил телеграмму — просто огромную, формата A-4: «Поздравляем вас с выходом в национальный финал!».

-Это уже гарантировало участие в «Camel Trophy»?

- Нет. «Camel Trophy» — это  бизнес, рекламная компания сигарет. Вспомните историю этого рейда. Несколько парней из Германии решили проехать по непроходимым джунглям Амазонии и обратились в табачный концерн «RJR» в поисках спонсоров. Наклеили на машины наклейки с рекламой сигарет и отправились в путь.

Путешествие было столь опасным, что на родину они вернулись национальными героями, которых встречало телевидение, радио, другие СМИ. И концерн «RJR» быстро понял коммерческую выгоду подобного мероприятия и на следующий год снарядил уже на собственные деньги рейд по самым непроходимым местам Суматры. Этот рейд получил название «Camel Trophy» и проходил потом в самых экзотических местах: Папуа-Новая Гвинея, Заир, Борнео, Мадагаскар. Сами соревнования собирали много журналистов, но они проходили раз в году, а интерес к мероприятию должен был подогреваться постоянно. Поэтому устраивалась многоступенчатая система отборов — чтобы поддерживать интерес СМИ, и, соответственно, иметь постоянную рекламную отдачу. Мне тоже пришлось пройти через сито отборов, последний из которых, международный, проходил в Париже.

- Какие именно качества позволили Вам пройти через все отборы?

- Когда я еще заполнял анкету «Советского спорта», я понимал, что это именно мое. Опыт внедорожный на тот момент уже был — «Нива», которая активно использовалась – и в болотах сидели и через леса продирались. Затем — 20 лет занятий спортивным ориентированием. Кроме того, более-менее пристойные знания по части механики и очень приличная физическая подготовка. Была только одна вещь, которая меня пугала – это очень слабый язык.

- Но незнание языка не помешало Вам пройти все отборы и оказаться на «Camel Trophy».

- Да, в мае 1992 года — «Camel Trophy», Бразилия-Гайана. Было очень интересно. И чем, конечно, «Camel Trophy» всегда был привлекателен — это очень неординарные люди, прошедшие сито отборов неординарного мероприятия с неординарными целями и задачами.

- И каждый из них, пройдя рейд, получил знаменитую деревянную табличку с надписью — «You made it» — «Ты сделал это». У Вас она тоже есть?

- Да, хранится в нашем клубе.

- Какую роль «Camel Trophy» сыграл в Вашей жизни?

- Я был единственным русским, который сумел себя выгодно продать организаторам рейда. Я занимался спортивной картографией и мог на коленке нарисовать любую карту. На последнем банкете в Гайане я подошел к директору спортивных программ и сказал: «Все у вас замечательно, но вот карты у вас… Если вам интересно, я могу предложить вам свои услуги». И после этого я ездил туда уже не участником, а был в команде организаторов.

- И сколько вы там проводили времени?

-От месяца до полутора. И это было очень здорово. Я ехал отдыхать, в хорошей компании, за тридевять земель и мне за это еще и платили – по сто долларов в день.

- После «Camel Trophy» бездорожье поглотило Вас полностью, и это вылилось в появление питерского «Off-road Club»?

-Да, весной 1995 года появился наш клуб, а в 1996 году идея «Ладоги». Первоначально рассматривалось два варианта – один на Карельском перешейке, а второй — на Ладоге. Второй победил. С самого начала «Ладога» задумывалась не только как соревнование, но и как возможность прокатиться по необыкновенно красивым уголкам Приладожья. Первая же «Ладога» собрала 33 экипажа из Москвы, Питера, Мурманска и Латвии. А затем каждый год участников становилось все больше и больше.

- Трудно было или интересно?

- И раньше было интересно и сейчас интересно. Самая интересная часть — это подготовка трассы. Сейчас ее делать намного проще, потому что теперь это по сути уже конструктор — из готовых участков собираем новую схему.

- В начале истории «Ладоги» пришлось вкладывать в нее какие-то серьезные деньги?

- Не пришлось, потому что их не было. Первая Ладога обошлась в 3 тысячи долларов, а заявочный взнос составлял сто долларов.

- Участники рейда — состоятельные люди?

- Очень разные по социальному срезу — от миллионеров до людей, которые буквально последние крохи выкраивают из бюджета, чтобы подлатать старый автомобиль. Заявочный взнос — лишь малая часть расходов, связанных с участием в рейде. Нужно подготовить автомобиль, снаряжение. Некоторые люди тратят по 50-100 тысяч долларов только на машину, не считая прочих расходов.

- А влияют вложенные суммы на результат?

- Жесткой зависимости нет. Есть водительское мастерство. Можно и хорошо сделанную и дорогую машину утопить — если штурман нерадивый или водитель чересчур горячий.

- Хотелось бы Вам, чтобы "Ладога" затмила «Camel Trophy» и стала самым знаменитым в мире трофи-рейдом?

-Это одна из наших серьезных проблем — для выхода на международную арену не хватает сил, опыта и денег. А между тем у нас богатейшие условия для проведения мероприятий такого же уровня, как «Camel Trophy». Я в 2004 году был в Малайзии, на крупном мероприятии «Red Fox Challenge». Я посмотрел, как оно организовано — у нас для участников все на порядок интереснее и лучше сделано, но наш рейд пока там менее известен. Но пока у нас самих не получается раскрутить «Ладогу» на международной арене. Хотя с каждым годом она все более популярна — ее знают, ее даже боятся, как очень тяжелого  мероприятия...

 

Наталья Трубиновская - исследователь, редактор «Хронотона». Ищет следы працивилизаций, снимается в качестве эксперта на ТВ, пишет статьи об артефактах и технологиях прошлого. На нашем сайте вы можете прочесть и посмотреть видеоотчеты об экспедициях в Египет, Италию, Кипр, Крит, на Урал, Заполярье и т.д.

Почта: trubinovskaya@yandex.ru  Skype: journal-chronoton

Самые актуальные новости: