Вы здесь

Мыс Горн — кладбище кораблей

Не счесть моряков, нашедших здесь последнее пристанище... Большая часть судов, внесенных в списки пропавших без вести, нашла свой покой именно здесь. Ни один капитан, огибая этот мыс, не знал заранее, сохранит ли он свой корабль. Проход мимо мыса Горн моряки называли не иначе как штурмом. Среди матросов огромным уважением пользовался тот, кто хотя бы один раз проходил дьявольский мыс.

Вездесущие голландцы

«Край мира» — холодный и печальный «хвост» южноамериканского континента, известный под названием Огненная земля, — представляет собой архипелаг, образованный бесчисленным множеством островов, объединенных в более мелкие архипелаги и отделенных от континента Магеллановым проливом.

Самая южная группа островов составляет часть территории Чили, и носит малообещающее название Эрмите, что в переводе с испанского означает «пустынный». Этот архипелаг составляют четыре крупных гористых, покрытых густой растительностью острова и несколько островков поменьше. Три больших образуют сорокамильную цепочку, а четвертый остров лежит несколько особняком к югу. Он тоже гористый и зеленый, но только в северной, низкой части. Южная его оконечность — сплошь одни скалы, увенчанные 560-тиметровым двуглавым утесом. Сам остров называется Горном. А его крайний южный предел и есть, собственно, мыс Горн.

Открытие мыса Горн, как и большинство географических открытий, произошло случайно, неутомимыми мореходами голландцами, искавшими все новые и новые пути в притягательную для всех торговцев Индию и к островам Индонезии.

В 1615 году группа купцов из голландского города Хорн организовала очередную такую экспедицию. 25 мая из гавани Хорна вышли два судна: «Эндрахт» и, собственно, «Хорн». Командовал экспедицией в составе 87 человек некто Виллем Схаутен.

7 декабря суда достигли Патагонии, где команда была вынуждена вытащить корабли на берег для очистки корпусов от налипших ракушек и водорослей. В процессе очистки, связанной с применением огня, на «Хорне» возник пожар, и судно сгорело дотла. Но, несмотря на такое несчастье, плавание продолжалось, правда, теперь только на «Эндрахте».

24 января 1616 года экспедция миновала Магелланов пролив. А вечером 29 января, согласно записям, оставленным в путевых дневниках Схаутеном, судно обогнуло огромную базальтовую глыбу, за которой открывались безбрежные просторы Тихого океана. Начальник голландской экспедиции назвал этот остров в честь своего погибшего судна. Так на морских картах появился мыс Горн.

Три недели штурма

В 1741 году, во время кругосветного похода, эскадра английского адмирала Эпсона вошла в пролив Дрейка с востока, чтобы застигнуть испанцев врасплох у тихоокеанского побережья. Из восьми кораблей Эпсона в Тихий океан вышло только три. В апреле 1788 года, после многократных попыток пройти мыс Горн, изрядно потрепав свое судно "Баунти", и до невозможности измучив команду, был вынужден отступить знаменитый капитан Уильям Блай.

В XIX веке мимо мыса Горн проходили две регулярные судовые линии. Для того, чтобы обогнуть мыс Горн, большинству парусников требовалось от трех до семи недель. Правда, некоторым счастливчикам удавалось это сделать за 10-14 дней. Счастье, если на корабле после этого оставалась хотя бы одна целая мачта.

Некий «морской волк», служивший корабельным юнгой в начале XX века, оставил записки о своем знакомстве с мысом Горн: «Я много читал в книгах о плаваниях под парусами вокруг штормового мыса Горн и пытался представить себе, как ревущие разрушительные валы разбивают в щепки поваленные реи и поломанные мачты парусника, но о том, что существует такой ад, в который мы попали там в действительности, я не мог и подумать. Когда стало настолько худо, что даже капитан уже не верил в благополучный исход, старший офицер крикнул нам через люк: “Юнги, все наверх! Посмотрите хоть, как вы потонете!”. В этот тяжелый сентябрьский день у мыса Горн потерпели аварию 42 парусника. Некоторые из них пошли ко дну».

На рубеже XIX-XX веков промышленная эксплуатация рудников Южной Америки и «золотая лихорадка» в Калифорнии стали причиной значительного увеличения рейсов через мыс. Судьба кораблей и экипажей была незавидной — на своих тяжелых, неповоротливых парусниках они были вынуждены проходить Горн в любое время года, невзирая на погоду. Часто попытки пройти мыс растягивались на долгие недели и даже месяцы, а многие рейсы закончились гибелью судна и команды. Только за пятьдесят лет, с 1877 по 1927 год, здесь пошло ко дну более 80 крупных кораблей.

Как ни парадоксально, но у этого мыса аварии иной раз происходили из-за безветрия. В подобную ситуацию попал в 1929 году корабль «Пиннас». После сильного шторма море продолжало клокотать, а ветер внезапно прекратился. Это полностью лишило парусник хода и способности сопротивляться бортовой качке. В конце концов, волны загнали корабль на рифы.

После открытия Панамского канала мореходы практически перестали проходить мимо мыса Горн. Но предшествующего времени вполне хватило, чтобы устлать подножие страшного мыса кораблями.

Гигантские пороги

Чем же вызвано такое мстительное поведение природы по отношению к морякам, осмелившимся обогнуть латиноамериканский континент с юга? Дело в том, что «ревущие сороковые» — преобладающие на этих широтах в Тихом океане мощные западные ветры, доходя до Южной Америки, упираются в могучую стену одной из величайших горных систем мира — Анд.

Ветрам не свойственно подниматься наверх, и они начинают искать обходные пути, лазейки. А единственная лазейка здесь — пролив Дрейка между мысом Горн и Южными Шетландскими островами, лежащими в пятистах милях к югу от него. В результате здесь образуется гигантский «сквозняк», усложненный спускающимися с Анд циклонами и более слабыми, но довольно упорными, встречными восточными ветрами.

Как следствие этого, летом в районе мыса Горн мощные штормы разражаются минимум раз в неделю, весной — два раза в неделю, а зимой практически не прекращаются.

Западные ветры порождают течение — гигантскую «реку», опоясывающую весь земной шар. Скорость ее течения иногда достигает четырех километров в час. А острова, из которых состоит архипелаг Огненная земля, не только суживают ее русло, но и образуют своего рода самые большие в мире пороги, стоящие на пути этой реки.

Есть еще одна причина, усиливающая волнение, а именно, материковая отмель, которая простирается между мысом Горн и Шетландскими островами. Эта отмель заставляет разбиваться в буруны огромные океанские валы. В результате порождаются волны, высота которых достигает восемнадцати метров.

Регулярные рейсы через коварный мыс давно прекратились, но путь этот не позабыт. Покорение Горна стало непременной частью маршрутов всех кругосветных парусных гонок и путешествий на яхтах. В 1943 году французский яхтсмен-одиночка Вито Дюма дерзнул на десятиметровой яхте обогнуть мыс Горн в июне — в самый разгар зимы. На подходе к проливу Дрейка с западной стороны Дюма занес в бортовой журнал такую запись: «Мне кажется, я ищу смерти». А, выйдя в Южную Атлантику, Дюма написал следующее: «Я плачу. Печаль, радость, благодарность. Я уверен, мне помогли и те, кто пытались совершить этот подвиг, и те, кто погибли в этой борьбе».

Сегодня мыс Горн пройден многими яхтсменами. Но для его покорения по-прежнему требуются смелость и удача.