Вы здесь

Как обучали ниндзя - искусство японского шпионажа

Гордые самураи всегда с презрением смотрели на ниндзя — продажных шпионов, готовых служить тому, кто больше заплатит. Низшая каста, изгои общества, слуги дьявола, парии, стоящие вне закона — таково было положение ниндзя в Японии.

Школа шпионов

ниндзяТайные кланы ниндзя сложились в Японии одновременно с возникновением самурайского сословия. Процесс создания кланов начался примерно в IX веке, а к XII веку сеть баз ниндзя была уже достаточно разветвленной.

Несмотря на то, что ниндзя, в силу своего положения изгоев, никогда не претендовали на захват власти и вообще старались не привлекать к себе специального внимания, их убежища периодически подвергались нападению со стороны правительства и местных феодалов.

Однако, несмотря на периодические гонения, к XVII веку в Японии насчитывалось уже около семидесяти кланов, выпускавших в свет  шпионов-профессионалов, причем каждый клан имел свою «школу» боевых искусств, тщательно передаваемую по наследству.

Здесь надо сказать, что организованный, высокопрофессиональный шпионаж был придуман вовсе не в Японии. Прообразом ниндзя послужили китайские и корейские диверсанты, чьи «школы» были организованы по родовой системе и которые исповедовали учение Дао — философского течения, направленного на подготовку человека к выживанию в самых экстремальных условиях и культивирующего полное слияние с природой и окружающей средой.

В противоположность самураям, старавшимся, согласно кодексу Бусидо наилучшим образом подготовиться к благородной смерти, ниндзя, вследствие своей специализации, учились искусству выживания любой ценой. Ведь мертвый шпион никому не нужен. Для ниндзя не существовало никаких запретов, напрочь отсутствовали какие-либо нравственные, моральные или другие ограничения в методах ведения войны. Для достижения победы хороши любые средства, и ниндзя успешно их использовали.

Недетские игры

ниндзяОбучение будущего наемного разведчика начиналось в буквальном смысле с колыбели. Даже покачивающаяся на веревках люлька, где младенец беспечно пребывал первые месяцы жизни, с легкостью превращалась в спортивный снаряд.

Происходило это следующим образом: родители малыша иногда давали ей такой сильный толчок, что колыбель ударялась о стену. Ребенок первоначально пугался и начинал плакать, но постепенно привыкал и вскоре начинал молча сжиматься, принимая на себя толчок.

Впоследствии упражнение усложнялось: теперь ребенка освобождали от люльки и подвешивали к потолку в сетке, напоминающей сбрую. Теперь при соприкосновении со стенкой, он получал не только толчок, но и чувствительный удар и вынужден был научиться отталкиваться от стены руками и ногами.

Часто проводилась такая игра наоборот: на сидящего на полу ребенка медленно катили изготовленный из травы и ткани, очень тяжелый, но мягкий шар. Чтобы защититься, малыш поднимал руки, отталкивал «нападающего» в сторону, таким образом, непроизвольно обучаясь ставить блоки.

Примерно с полугодового возраста, детей в кланах ниндзя начинали обучать плаванию. Иногда ребенок даже начинал плавать раньше, чем ходить. Эти занятия развивали легкие и координацию движений. Дети-«амфибии» способны были нырять на сравнительно большую глубину и по несколько минут оставаться под водой. С возрастом эти способности, если не прерывать тренировок, только усиливались.

Следом непрерывной чередой шли обучающие игры на быстроту реакции, укрепляющие и расслабляющие массажи, постановка дыхания. А когда ребенок начинал уверенно чувствовать себя  стоя на земле и плавая в воде, его отправляли «в воздух».

На зависть акробатам

ниндзяВсе начиналось с обычного, лежащего прямо на земле, бревна, на котором малыш разучивал простые физические упражнения.

Постепенно бревно поднималось все выше и становилось все тоньше, превращаясь в тонкую жердь и, наконец, в обыкновенную веревку. А упражнения — напротив, становились все сложнее и сложнее.  По завершении этого процесса, обучаемому могли позавидовать лучшие циркачи мира: ему ничего не стоило пройти по повисшему над пропастью канату, попутно сев на шпагат и сделав обратное сальдо…

Обязательным пунктом программы обучения были прыжки: по деревьям — с ветки на ветку или на ствол другого дерева; по камням; прыжки в высоту; умение «свалиться» с высоты десятка метров, остаться не только целым и невредимым, но и готовым сражаться или убегать — такие навыки приходили только в результате долгих тренировок. А в качестве «стимулирующего» тренажера для прыжков в высоту мог служить колючий куст.

Несомненно, у всех, видевших фильмы про ниндзя, появлялись сомнения в их умении «ходить» по потолку. Сомнения, на самом деле, вполне обоснованные, — и правда, по ровному, гладкому потолку ни один даже супернатренированный ниндзя «пройти» не сможет. Другое дело — средневековые японские постройки, где потолки представляли собой деревянную «сеть» из балок, стропил и поперечных перекрытий. По таким потолкам опытный шпион продвигался достаточно легко, используя «кошку» и специальные крючья на руках и ногах.

Помимо экзотических прыжков, «хождений по потолку» и упражнений на канате, в программу обучения обязательно входил обыкновенный бег. Начиная с десятилетнего возраста, будущий ниндзя обязан был пробегать за день десятки километров. Причем не по гаревой дорожке, а по пересеченной местности, на которой заботливые учителя могли за ночь вырыть ямы, установить сети, капканы и массу других ловушек. А в беге на короткие дистанции в качестве показателя необходимой скорости служила обычная шляпа. Попробуйте на старте прижать шляпу к груди и пробежать так, чтобы она до самого финиша оставалась прижатой к вам потоком встречного воздуха.

Здесь описана только малая часть поистине гигантской подготовки профессиональных шпионов и диверсантов. А ведь остается еще скалолазание при помощи одних только рук и ног; многочасовое висение на руках; освоение десятков видов оружия; познание ядов и взрывчатых веществ; умение маскироваться, хождение на ходулях, скачки на лошадях… А помимо физических упражнений — развитие памяти, умения читать карты и древние тексты, тренировка «ночного» зрения, слуха, обоняния…

И все это ради того, чтобы выполнить свое предназначение — трудиться наемным шпионом. Рядовые ниндзя — их звали гэнин — в случае поимки врагом никак не могли рассчитывать на снисходительность. Самураи, верные Бусидо, никогда не пытали равных себе пленников, и редко снисходили до простолюдинов. Но ниндзя — мерзкого шпиона, подкрадывающегося со спины, бьющего из-за угла, способного подло напасть на безоружного и не иначе как знающегося с нечистой силой — было грехом не подвергнуть самым ужасным пыткам. И ниндзя знали, что рассчитывать они могут только на себя и лучше им живыми не попадаться.

Дружба или кодекс

ниндзяЧто всегда отличало ниндзя, так это умение выходить из, казалось бы самых безвыходных положений. Довольно ярко эту способность характеризует история двух ниндзя-шпионов: Тонбэ и Дзюдзо.

Случилось так, что один из правителей — сегунов, нанял Тонбэ, чтобы тот устранил своего собрата по ремеслу — Дзюдзо, нанятого в свою очередь противниками сегуна. Однако, подобравшись к своей жертве, Тонбэ увидел, что тот, в кого он должен был вонзить меч — не только собрат по ремеслу, но и его старый друг. Что было делать? С одной стороны — чисто человеческая дружба, с другой — кодекс нарушать нельзя. Раз ниндзя подрядился сделать работу — он должен или сделать ее или сам умереть, третьего не дано. После недолгого совещания был выработан план…

Через некоторое время связанный Дзюдзо предстал перед своим врагом. Сегун был доволен — Тонбэ превзошел себя, добыв жертву живьем. Получив свою награду, он удалился. Пока шло совещание, как лучше всего расправиться с пленным, тот предложил… сам покончить с собой у всех на глазах. Предложение было принято, Дзюдзо получил короткий меч, а свита сегуна собралась в ожидании зрелища.

Представление было под стать зрителям. Вонзив меч себе в живот по самую рукоять, Дзюдзо повернул его несколько раз, брызнула кровь и тут же залила весь пол, ниндзя дернулся несколько раз и затих. Удовлетворенный правитель велел сбросить его тело в ров.

Но коварный Дзюдзо со своим другом перехитрили всех: меч ниндзя вошел не в живот, а в дохлую крысу, заткнутую предварительно за пояс. Дождавшись темноты, Дзюдзо пробрался в замок, который успел изучить будучи в плену, поджег его и безнаказанно скрылся.

 

Константин Федоров - постоянный автор "Хронотона". Живет в Петербурге. 

Журналист, путешественник, исследователь.

По образованию - океанолог, всегда мечтал о морях и океанах и часто пишет на морскую тематику.

Другие любимые темы - животные, новости науки, и, конечно, тайны прошлого.

 

 

Актуально: