Вы здесь

Охота на ведьм - мрачные страницы истории

Более пяти столетий назад папа римский Иннокентий VIII своей буллой открыл одну из самых трагических страниц в истории человечества. Она до сих пор тревожит умы ученых всего мира, и есть вопросы, на которые до сих пор нет ответа. Были ли на самом деле люди, служившие Сатане? Что лежит в основе веры людей в колдовство? Почему так стремительно развилась и по каким причинам закончилась безжалостная «охота на ведьм»?

Наложницы Дьявола

Красивых женщин часто считали ведьмами

Какие ассоциации возникают у нас при слове «ведьма»? Как правило, мы представляем отвратительную старуху с пронзительным взглядом (способную, правда, при необходимости превращаться в юную красавицу), привечающую только черных кошек и летучих мышей, нелюдимую и мрачную. Нечистая сила помогает ей творить разнообразные злодеяния: обрекать людей и домашних животных на болезни и смерть, вызывать непогоду и мор, составлять колдовские отвары и путешествовать верхом на метле на сатанинские шабаши. Частично этот красочный образ сложился в народном фольклоре, а за остальное мы должны благодарить художников: с конца XV века на картинах и гравюрах европейских авторов (среди которых Иероним Босх, Питер Брейгель, Альбрехт Дюрер) пляшут, ворожат, летят на колдовские сборища многие десятки ведьм.

Кроме того, в конце Средневековья любые магические таланты стали истолковывать иначе, чем в более ранние эпохи. В любом историческом периоде можно найти упоминания о людях, обладающих сверхспособностями, но с конца XV столетия их стали однозначно приписывать дьявольским козням. Считалось, что женщины приобретают колдовское умение в результате договора с Нечистым – продав взамен свою бессмертную душу.

Европейские крестьяне главные признаки ведьмовства находили в поведении человека. Под подозрением могли оказаться неуживчивые люди со скверным характером, одинокие и не соблюдающие общинных правил поведения. Опасаясь навлечь на себя их гнев, с ними старались уживаться мирно, но лишь до той поры, пока что-то не случалось в деревне. В любом несчастье немедленно обвиняли тех, кого подозревали в колдовстве, и часто устраивали самосуд: били и царапали «подозреваемую» до крови (полагая, что это отводит заклятье), требовали взять наведенную порчу обратно. Связь с Сатаной крестьян интересовала мало – их больше пугал вред, причиненный им самим либо их имуществу.

Церковь же подходила к войне с ведьмами основательно, и готова была применить в своей кровавой работе любое теоретическое изыскание о сути колдовства.

Настольная книга инквизитора

"Молот ведьм" - страшный документ своей эпохи

Интересно, что пик борьбы с ведовством приходится вовсе не на темное Средневековье, а на вполне просвещенные XVI - XVII века, время открытий и практического использования накопленных знаний. Остается предположить, что и преследование ведьм было ничем иным, как переходом от теории к практике. Наиболее известный теоретический труд по выявлению и уничтожению колдуний общеизвестен – это «Молот ведьм», изданный соратником папы Иннокентия инквизитором Генрихом Крамером. В составлении книги Крамеру помог декан Кельнского университета Шпренгер, однако некоторые историки полагают, что он был записан в авторы исключительно с целью придать книге больший ученый вес, а на самом деле в работе не участвовал.

Книга насчитывает три взаимосвязанные части. В первой объявлена необходимость полного осознания судьями гнусной сущности колдовства, каковое есть полное отречение от веры в Господа, поклонение Дьяволу, совершение злодеяний в его честь. Колдовство считалось непростительной изменой христианству, а потому ведьмы, по сути дела, ставились вне закона. Против них могли свидетельствовать те, кого обычно следствие не слушало: право голоса имели любые преступники, даже отлученные от церкви и пойманные на лжесвидетельстве, причем имена их иногда держались в секрете.

Вторая часть перечисляет основные виды преступлений, совершаемых колдуньями, и способы борьбы с каждым из них. Авторы фактически подтверждают любые истории о том, что якобы творили ведьмы: заключение союза с Дьяволом, сексуальные отношения с бесами, порча урожая и скота, причинение магического вреда здоровью – все признается реально происходящим, а значит, требующим вмешательства добрых христиан.

Третья часть включает «регламент» вынесения ведьмам обвинения, осуждения ее судом и вынесения приговора. Здесь же обсуждаются принципы допросов свидетелей, а также варианты допросов и пыток ведьм, например, преодоление молчания подозреваемых, так как вынести приговор без самооговора обвиняемых было невозможно.

Страшное пособие по истреблению колдовства пользовалось огромным уважением у ведущих охоту инквизиторов и светских судей: менее чем за столетие оно выдержало более 30 переизданий. Главная причина такой популярности – детальная проработка судопроизводства над подозреваемыми в занятиях магией и настойчивое утверждение идеи, что ни одна ведьма не должна уйти от наказания. Итак, теоретическая база под истребление прислужниц Сатаны была подведена, не стало дело и за практикой.

«Не оставляй ворожеи в живых»

Причиной смерти для "ведьмы" мог стать любой пустяк

Церковь поступала по отношению к ведьмам в точности так, как Симон де Монфор поступал с подозреваемыми в альбигойской ереси. «Убейте всех, - командовал безжалостный полководец, - на небесах отберут своих». Священники предпочитали скорее предать смерти сотню невинных, чем упустить одну настоящую колдунью.

При малейшем подозрении, павшем на женщину, решительно все могло считаться признаком ее вины. Если по природной бережливости у нее водились деньги – не иначе, их подкинул Дьявол, если она любила тратить – от приспешницы Нечистого этого и следовало ожидать. Если женщина была набожна, часто посещала церковь, - точно хотела отвлечь от себя подозрение лицемерием, если в храме бывала редко и не участвовала в жизни общины – наверняка продала душу Сатане. Часто и материалы следствия прекрасно иллюстрировали уровень абсурда, царившего на «ведьмовских процессах». Однако эти абсурдные истории нисколько не забавны, поскольку они унесли сотни человеческих жизней.

В одной из деревень Гессена нескольких женщин обвинили в том, что они разрыли могилу недавно погребенного ребенка и приготовили из его тела волшебную мазь. На следствии их пытали и они сознались в злодействе. Муж одной из женщин добился вскрытия могилы, и в ней обнаружили гроб с детским трупом внутри. Но судьи объявили находку дьявольским наваждением, так как признание женщин сочли важнее очевидного факта. Обвиняемым вынесли приговор и сожгли их заживо.

Другая обвиняемая под пыткой созналась, что ночью побывала на шабаше. Свидетели показали, что всю ночь женщина мирно спала в одной кровати с мужем. Суд показаний не принял, заявив, что Дьявол обманул мужчину, подсунув ему суккуба под видом жены. Подследственную признали ведьмой и казнили.

В Фульде одна женщина призналась, что с помощью магии умертвила своего соседа, меж тем, как названный мужчина был жив и присутствовал в зале суда как свидетель. Даже такая нелепость не остановила судей, и те не замедлили вынести «ведьме» смертный приговор.

За столетия истребления ведьм по разным подсчетам было уничтожено от 40 до 60 тысяч человек, большей частью женщин. Охота свирепствовала по всей Европе, но наибольшего размаха достигла в Германии и Швейцарии. Вообще, вопреки распространенному мнению, наибольшее рвение в поиске и поимке ведьм выказывали не католики, а протестанты, пуританская мораль которых полностью отвергала малейший намек на колдовство. Были, однако, страны, которых почти совершенно не коснулась чума истребления ведовства. Особое место среди них занимала Россия.

 «Обладание тайнами природы»

Мода  из просвещенной Европы сжигать людей живьем  обошла нашу якобы лапотную страну стороной

Православная церковь не боролась так рьяно с Дьяволом, а потому в русском народе отсутствовала вера в культ Нечистого и, как следствие, не велось такой жестокой борьбы с колдовством. Люди воспринимали колдунов как личностей, постигших тайны природы, доступные немногим, а не как слуг Сатаны. (Более подробно об этом в статье "Волхвы – управители языческого мира"). Российские процессы о ведьмовстве имели вид обычных судов, проводившихся против людей, подозреваемых в причинении вреда с помощью колдовства. Вина подсудимых определялась не с религиозной, а с экономической точки зрения, в зависимости от количества нанесенного материального вреда. Иными словами, колдуны преследовались не за силу, данную Сатаной, а за то, что ею пользовались для нанесения ущерба.

Судьи рассматривали все дела о колдовстве как частные случаи, поэтому в России не было ни специального судопроизводства, ни особых законов о колдовстве, обвиняемые не подвергались бесконечным жестоким пыткам, не сжигались на кострах. Осужденные за ведовство обычно платили штраф церкви или потерпевшему, публично каялись в грехах или приносили присягу в том, что больше не будут колдовать.

В одном из указов Ивана Грозного о колдунах сказано следующее: «Те, которые будут к чародеем и к волхвом и к звездочетом ходить волховать, и в том на них доведут и обличены будут достоверными свидетели, тем быть от царя и великого князя в великой опале, по градским законам, от святителей им же бытии в духовном запрещении, по священным правилам». Как мы видим, ни о каких казнях, тем более о сожжении заживо, речи здесь не идет.

Отдельные случаи преследования колдовства происходили, главным образом, в западных областях нашей страны, граничивших с католической Польшей, но и они ко второй половине XVIII века полностью прекратились. «Охота на ведьм», три века бушевавшая в Европе, обошла Россию стороной.

Прочтите еще:

Яков Брюс – русский Нострадамус

 

Екатерина Кравцова - историк, исследователь. Живет в Санкт-Петербурге.

Любимые темы для статей - занимательные проявления истории, исторические байки и анекдоты.

Стремится доказать, что история -  это не унылый набор событий, а невероятно интересная наука.

Самые актуальные новости: