Вы здесь

Убить вождя - покушения на Сталина

За все тридцать с лишним лет правления на И. В. Сталина совершалось множество покушений. Какие из них являлись настоящими, а какие были мастерски разыграны, сейчас определить уже трудно

Белогвардеец с пистолетом

сталинПервая попытка убить Вождя, предпринятая в ноябре 1931 года белым офицером, выглядела несколько спонтанно. Эта история началась с получения ОГПУ секретных сведений о тайном прибытии в СССР одного из членов Русского общевоинского союза (РОВС) некоего Огарева. Тот должен приехать якобы для выполнения заданий английской разведки. Причем, судя по всему, убийство Сталина в планы Огарева не входило.

Поскольку о прибытии «гостя» стало известно заранее, чекисты подготовили ему «явочную» квартиру и соответствующее сопровождение. Приютивший приезжего «хозяин» квартиры — агент ОГПУ, постоянно следовал за ним по пятам, как говорится, вплоть до выяснения истинных целей поездки.

16 октября Огарев высказал пожелание прогуляться по Москве, естественно, в сопровождении «доверенного лица». В 15 часов 25 минут на Ильинке, связывающей Красную площадь со Старой и Новой площадями, они столкнулись со Сталиным, шедшим по улице в сопровождении своего личного телохранителя Власика. Вряд ли эта встреча была запланирована Огаревым заранее.

Здесь следует заметить, что до этого события члены Политбюро, включая самого Сталина, имели привычку прогуливаться пешком по улице в сопровождении одного охранника. С 18 ноября 1931 года подобные «вольности» со стороны членов советского правительства прекращены специальным указом.

На секунду Огарев замер, а затем выхватил пистолет. Возможно, он расценил эту встречу как шанс совершить поступок в духе народовольцев, как предоставленную ему возможность одним выстрелом изменить судьбу России. Но выстрелить он не успел, сопровождавший Огарева агент сшиб его с ног и отобрал оружие.

Сталин, судя по всему, узнал о покушении только из полученной 18 ноября докладной записки, сообщающей о подробностях происшествия. На записке стояла резолюция Молотова: «Членам ПБ. Пешее хождение т. Сталина по Москве надо прекратить», внизу стояли подписи Кагановича, Калинина, Куйбышева и Рыкова.

Бериевские «спектакли»

сталин, покушения на сталинаИмеются свидетельства о нескольких «покушениях» на Сталина, происходивших непосредственно в присутствии Берии. Они вызывают определенные сомнения, так как явно были организованы самим Лаврентием Павловичем для подтверждения собственной преданности, причем проводились эти «спектакли» достаточно грубо.

Вот так, например, выглядел один из «терактов», произошедший в 1933 году: кортеж из пяти правительственных лимузинов двигался по направлению к озеру Рица (Абхазия). На берегу этого прекрасного озера располагалась сталинская дача, которая, кстати говоря, стоит там до сих пор. В первом и в последнем автомобилях сидела охрана, во втором — сам Сталин, третий лимузин занимали Берия и нарком внутренних дел Грузии С. Гоглидзе, в четвертой машине ехала обслуга. Дорогу к озеру пересекало несколько горных речек.

Внезапно Берия остановил кортеж и предложил Сталину пересесть в четвертый автомобиль, мотивируя это тем, что у него появились какие-то «предчувствия». Сталин послушался. Естественно, «предчувствия» Лаврентия Павловича не обманули. Один из мостов загадочным образом рухнул как раз в тот момент, когда по нему проходил второй, сталинский автомобиль. Согласимся, что подобное «покушение» больше похоже на грубо сработанную инсценировку. Причем сам Сталин ни на грош не поверил в разыгранный Берией спектакль. Свидетельством тому может служить хотя бы тот факт, что по данному происшествию не было заведено никаких уголовных дел, и вообще никакого расследования не проводилось.

Подобных «покушений» было великое множество и вряд ли стоит серьезно их рассматривать. Гораздо более реальной выглядит попытка убийства генсека, спланированная в 1939 году Квантунской разведкой. О ней подробно рассказывает историк Хияма Есиаки в книге «Японские планы покушения на Сталина».

Операция «Медведь»

генрих люшков
Генрих Люшков

В этот раз исполнителем должен был послужить бежавший 13 июня 1938 года в Маньчжурию Генрих Люшков, бывший начальник НКВД Дальневосточного края, одновременно исполнявший обязанности командующего Дальневосточной погранохраной и члена Военного совета Дальневосточной Армии.

Причина бегства Генриха Люшкова ясна. Будучи с 1931 года заместителем начальника Секретно-политического отдела центрального аппарата ОГПУ-НКВД СССР, с 1936 года Люшков резко пошел на понижение и в результате оказался на Дальнем Востоке. Получив в 1938 году вызов из Москвы, опытный чекист понял, что ничего хорошего его там не ждет и сбежал к японцам. Уже на следующий день после исчезновения Люшков давал показания в штабе разведки Квантунской армии. Среди всего прочего бывший чекист поведал, что был начальником пограничной службы и НКВД Азово-Черноморского края.

Японцы крайне заинтересовались этой информацией. Им было известно, что Сталин страдал полиартритом и часто приезжал лечиться в Мацесту, принимать родоновые ванны. Перед прибытием Вождя охрана удаляла всех больных, полностью окружала всю прилегающую территорию, и проникнуть в здание водолечебницы было практически невозможно.

Люшков многое рассказал японцам, так как он и начальник личной охраны Сталина вместе разрабатывали систему охраны лечебницы. В охране было одно слабое место, которое начальник НКВД просто не успел устранить — его отправили на Дальний Восток. Дело в том, что в здание лечебницы можно было проникнуть по трубе, предназначенной для поступления минеральной воды. Ночью расход воды минимален, и труба наполовину пуста. В купальном помещении Сталин оставался один — он никогда не раздевался при посторонних.

Так на свет появилась сверхсекретная операция «Медведь». На одной из японских военных баз со слов бывшего чекиста был построен в натуральную величину макет водолечебницы. Специально подобранные боевики сутками до мелочей отрабатывали все части операции. Японцы не скрывали от Люшкова, что он сам поведет бойцов-смертников «на дело».

Операция провалилась в самом начале. Причиной провала послужила несогласованность работы японской разведки с собственной полицией и плюс к этому разветвленная сеть информаторов, работавших в Китае на СССР, подробнейшим образом донесшая «куда следует» о готовящемся покушении. Проще говоря, террористов ждали уже на границе.

Вот сообщение ТАСС от 27 января 1939 года: «Погранвойска Грузинской ССР уничтожили трёх человек, пытавшихся перейти границу. У убитых найдены пистолеты, ручные гранаты и подробные карты местности. Целью преступной группы было убийство Иосифа Виссарионовича Сталина, находящегося в Сочи. Однако пограничники заблаговременно узнали о преступном плане и истребили злоумышленников». Остальным, в том числе и Люшкову, удалось скрыться. Дальнейшая судьба беглого чекиста неизвестна. По официальным данным, японцы в последствии сами расправились с ним.

Выстрелы на Красной площади

сталин, покушения на сталинаНа Сталина покушались и террористы-одиночки. Одного из таких террористов — Савелия Дмитриева — трудно назвать профессионалом, но факт покушения налицо. В ноябре 1942 года коренной москвич пролетарского происхождения, прихватив с собой два пистолета и четыре полных обоймы, дезертировал из воинской части ПВО. Пробравшись на Красную площадь, Дмитриев спрятался за памятником Минину и Пожарскому.

В 16.00 из Спасских ворот выехала кавалькада лимузинов. Выйдя из своего укрытия, Савелий начал стрелять по автомашинам. В результате у автомобиля Микояна одна пуля разбила фару, а из людей никто не пострадал. Террориста сразу же схватили. В течение восьми лет следователи пытались добиться от Дмитриева признаний о его связи с антисоветскими организациями.

Нападавший утверждал, что он был один, ни в каких террористических группах не состоял, а свой поступок объяснял следующим образом: «До войны, в газетах, по радио, в выступлениях руководителей всегда говорилось, что если начнется война, мы будем воевать на территории противника. Немец все дальше лезет, смотрите, уже до Москвы дошел. Поэтому я решил совершить свой суд за обман народа».

В конце августа 1950 года в газетах СССР появилась заметка: «Террорист Дмитриев был задержан на Красной площади. 25 августа 1950 года по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР он расстрелян».

 

Константин Федоров - постоянный автор "Хронотона". Живет в Петербурге. Журналист, путешественник, исследователь. По образованию - океанолог, всегда мечтал о морях и океанах и часто пишет на морскую тематику. Другие любимые темы - животные, новости науки, и, конечно, тайны прошлого.

Самые актуальные новости: