Вы здесь

Мария Склодовская и Пьер Кюри - влюбленные ученые

Имя этой женщины навсегда вошло в историю — знаменитый химик и физик, дважды лауреат Нобелевской премии. Но она вовсе не была ученым сухарем или синим чулком. В ее жизни были и обычные женские радости — любовь, семейное счастье, дети…

Несчастная семья Склодовских

Мария Склодовская в лаборатории7 ноября 1867 года в Варшаве в семье Склодовских появилась на свет дочь Мария. Отец девочки окончил Петербургский университет, преподавал физику и математику, мать держала женский пансион, в котором учились девушки из самых лучших семей, и воспитывала своих детей.

В раннем детстве Мария не знала больших печалей и огорчений — большая дружная интеллигентная семья, любящие родители, материальный достаток. Но затем судьба начала преподносить удары Склодовским. Мать заболела чахоткой, отца уволили с работы и выгнали с казенной квартиры. 

Кроме того, отец вложил все свои сбережения в сомнительное предприятие, которое разорилось. В когда-то состоятельной семье начались серьезные проблемы. Отец старался заработать репетиторством, но получал слишком мало — денег не хватало даже не еду. А затем последовали еще более страшные удары: скончалась Зося — сестра Марии, а спустя два года умерла мать…

Мария, несмотря на все трагедии, всегда оставалась лучшей ученицей  гимназии, и в 1883 году окончила ее с золотой медалью. Но ее блестящие знания и острый ум не давали ей права поступать в университеты — женщинам пусть в высшие учебные заведения был закрыт.

Свое образование Мария продолжила в так называемом «Вольном университете», который посещали молодые люди и эмансипированные девушки. Это было подпольное учебное заведение, в котором читали лекции профессора из настоящих университетов. Мария здесь знакомилась с естественными науками, историей и социологией. Лекции читали тайком, на квартирах кого-либо из учащихся и преподавателей. В «Вольном университете» много говорили о свободе, равенстве, братстве, польском патриотизме…

«Вольный университет» оказал большое влияние на Марию Склодовскую. Позже она написала: «Живо  помню теплую атмосферу  умственного  и  общественного братства, которая тогда царила между нами. Возможности для наших действий были скудны, а  потому  и  наши  достижения  не  могли быть значительными; но  все  же  я продолжаю верить в идеи, руководившие в то время нами, что лишь они способны привести к  настоящему прогрессу общества. Не усовершенствовав  человеческую личность,  нельзя построить лучший  мир.  С этой целью каждый из нас  обязан работать над собой, над совершенствованием  своей личности, возлагая на себя определенную часть ответственности за жизнь человечества; наш  личный долг — помогать тем, кому мы можем быть наиболее полезны».

И Мария действительно отдавала все  силы самосовершенствованию — она стремилась узнать как можно больше, читала тысячи книг.

Гувернантка Мари

Мария Склодовская и Пьер КюриСтаршая сестра Марии Броня также стремилась к знаниям. Девушки мечтали об учебе в Сорбонне, но об этом не могло быть и речи — финансовые дела Склодовских были очень плохи. Но, тем не менее, Броня отправилась в Париж, благодаря Марии, которые решила устроиться гувернанткой и все деньги отсылать сестре. Сестры решили, что когда Броня получит образование, то в свою очередь поможет Марии.

План показался сестрам блестящим. Мария очутилась  в семействе варшавского адвоката. Жизнь быстро показала, что девичьи мечты далеки от реальности. Девушка была в шоке от жизни в чужой семье, где «на людях изъясняются по-французски, по полгода не платят по счетам, зато сорят деньгами». Она вынуждена была искать другое место —  в провинции. Приютившее ее семейство оказалось вполне порядочным. Здесь Мария могла заниматься интересовавшими ее науками, но жизнь в глуши казалась ей тоскливой. «Сплетни, сплетни и еще раз сплетни. Я веду себя примерно, хожу в костел, никогда не говорю о высшем образовании для женщин. Что касается молодых людей, то среди них немного милых, а еще меньше умных».

Но, тем не менее, один из этих молодых людей, сын хозяев дома,  влюбился в Марию, и она ответила ему взаимностью. Это сделало ее положение ужасным — родители молодого человека сразу окружили неприязнью  гувернантку, холодно разговаривали с ней и постарались удалить сына от влюбленной девушки.

Мария в то время писала сестре: «Каковы мои планы на будущее? Они отсутствуют,  или, вернее  говоря, они есть, но  до такой степени  незатейливы и просты, что  и  говорить о них нет смысла: выпутаться из своего положения, насколько я смогу, а если  не смогу, то проститься  со здешним миром — потеря невелика,  а сожалеть обо мне будут так же недолго, как и о других людях.    В  настоящее  время  никаких  иных  перспектив  у  меня   нет.  Кое-кто высказывает мысль, что, несмотря на все, мне надо переболеть той лихорадкой, которую зовут любовью.  Но это совсем не входит в мои планы. Если когда-то у меня и были другие планы, то я их погребла,  замкнула, запечатала и позабыла —  тебе хорошо известно, что  стены  всегда оказываются крепче лбов, которые пытаются пробить их»...

Между тем оставить работу девушка не имеет права — ей хорошо платят, и на ее деньги получает образование сестра в Париже… В таких ужасающих условиях и страданиях прошло три года, и Мария, наконец, смогла уехать в Париж. Ее сестра вышла замуж во Франции и написала Марии, что приглашает ее к себе и поможет получить образование.

Мария, наконец, отправилась в Париж и оказалась студенткой факультета естествознания. Жизнь ее в те годы была полна лишений — чтобы не быть обузой для сестры, Мария сняла дешевую комнату в Латинском квартале. Питалась она ужасно, несколько раз падала в голодные обмороки. Но при этом была счастлива  — наконец она может наслаждаться учебой и любимым делом! Она занималась с утра до ночи, забывая порой обо всем на свете…

Трагедия Марии

Мария и Пьер Кюри увлекались спортомМолодые люди ухаживали за Марией, но она никому не отвечала взаимностью — любовь к науке пересиливала в ней все. Так продолжалось до тех пор, пока она не встретила Пьера Кюри, молодого и талантливого ученого. «Когда я вошла, он стоял в проеме балконной двери. Он показался мне совсем молодым, хотя к тому времени ему уже исполнилось тридцать пять лет.

Я была потрясена выражением его светлых глаз и ощущением какой-то неприкаянности, исходившим от его высокой фигуры. Его речь, чуть медлительная и задумчивая, его простота, его серьезная и одновременно юношеская улыбка вызывали доверие. Между нами сразу же завязался разговор, очень скоро ставший дружеским; мы говорили о кое-каких научных вопросах, по поводу которых мне было очень интересно узнать его мнение»...

Вскоре выяснилось, что молодые люди подходят друг к другу как половинки одного целого: «Хотя мы родились в различных странах, наши мировоззрения оказались удивительно родственными. Несомненно, это было из-за общности той духовной среды, в которой мы росли в наших семьях». Кюри, до этого считавший женщин глупыми кокетливыми созданиями, увидел, что женщина может быть подругой, помощницей и немедля сделал предложение Склодовской.

Молодожены поселились в маленькой квартирке и были полностью счастливы. Они занимались наукой, совершенно не замечая, где они живут, или что они едят…  

В 1897 году появилась на свет их дочь Ирэн. Рождение дочери совершенно не изменило уклад жизни супругов — им как раз предоставили лабораторию для исследований, и они проводили в ней все время. В 1904 году у Кюри появилась еще одна дочь — Ева. Обе дочки вспоминали  свое детство как самое светлое и чудесное время в их жизни.

Мария и Пьер Кюри - совместные открытияОстается только удивляться, как удалось их родителям совместить воспитание дочерей и свои открытия, сделавшие переворот в науке и заслужившие Нобелевскую премию. Может быть, все дело было в любви, которую испытывали друг к другу Пьер и Мария. «Все сложилось так и даже лучше, чем я мечтала в начале нашего союза.   Во   мне   все  время  нарастало  восхищение   его исключительными достоинствами,  такими редкими,  такими возвышенными, что он казался мне существом  единственным в  своем  роде, чуждым всякой суетности, всякой мелочности».

Но эта идиллия рухнула в 1906 году, когда Пьер погиб под колесами грузовой фуры… После его смерти Мария начала вести дневник: «Пьер,  мой Пьер,  ты лежишь там,  как будто  раненый с забинтованной головой, забывшийся сном. Лицо твое кротко, ясно, но, погрузившись в сон, ты уже  не  можешь  пробудиться. Те губы,  которые я  называла вкусными,  стали бескровны, бледны.  Твоих  волос  не видно,  они начинаются там, где рана, а справа,  ниже лба, виден  осколок  кости.  О! Как тебе было больно,  сколько лилось  из тебя  крови,  твоя одежда вся залита кровью. Какой страшный  удар обрушился на твою бедную голову, которую я гладила так часто, держа в  своих руках. Я целовала твои глаза, а ты закрывал веки, чтобы я могла их целовать, и привычным движением поворачивал ко мне голову»...

Этот дневник был наполнен отчаянием, но только в нем Мария позволяла  себе предаться разрывавшему ее горю. Внешне она  казалась несгибаемой — спустя полгода после гибели мужа она стала первой женщиной-профессором в Сорбонне. Она продолжала свои исследования, получила еще одну Нобелевскую премию…

Умерла Мария Склодовская-Кюри 4 июля 1934 года от лейкемии — работа с радиоактивными веществами подорвала ее здоровье. Ее похоронили вместе с мужем…