Вы здесь

Ирбис - красавец снежный барс

Его называют ирбисом или снежным барсом, или снежным леопардом. Слово «ирбис» принесли азиатские охотники. В Туве этого зверя называли ирбиш, в Семиречье он назывался ильберс, в расположенных ближе к Китаю районах – ирвиз, а на тюркском языке — ирбиз.

Ни то, ни се

снежный барс ирбис

Ирбисов или снежных барсов зоологи долго не могли приписать к какому-то определенному виду кошачьих. Для всяких рысей и диких котов ирбисы оказались великоваты, а для тигров и прочих пантер – маловаты. Потом снежных барсов относили к леопардам, (размеры оказались подходящие), и на этом успокоились.

Тем более, что барсы водятся в основном на территориях Афганистана и Пакистана, а царящая там последние десятилетия нервозная обстановка никак не предполагает спокойное и вдумчивое изучение снежного барса с целью его наиболее точной классификации. Да и сам ирбис не стремится поучаствовать в обсуждении собственного происхождения. Он очень скромный зверь, предпочитает жить в труднопроходимых местах горных территорий: на хребтах, в скалистых ущельях, потому-то и называется снежным барсом.

Однако ирбис избегает подниматься высоко в горы – к вечным снегам. Наверное, ему там все-таки холодно, несмотря на густую, пушистую и мягкую шерсть. Летом ирбис живет у самой снежной линии, на высоте около четырех тысяч метров, а зимой спускается вниз – к скалистым оазисам. Собственно, единственной целью этих путешествий является поиск пищи.

Как нас осталось мало

снежный барс ирбис

Разумеется, кроме Афганистана и Пакистана ирбисы встречаются и в других странах, в Индии, Китае, Монголии и даже у нас, в России. Но их количество настолько ничтожно, что говорить о каком-то массовом заселении нет никакого смысла.

Например, наиболее крупная и при этом менее всего изученная группа снежных барсов, проживающая на Северо- и Южно-Чуйском хребтах, составляет порядка 30-40 особей.

Самая устойчивая группа обитает в Саяно-Шушенском биосферном заповеднике – там насчитывается около 15 барсов. В общем и целом, на российской территории их водится 150, максимум – 200. Причем цифра эта с каждым годом уменьшается. А как обстоят дела у ирбисов, обитающих в сопредельных странах – никому неизвестно.

Основой питания ирбисов служат дикие парнокопытные животные: горные козлы, маралы, косули, северные олени. Однако бывают и исключения. Известен случай, когда в заповеднике Аксу-Джабаглы (это в Казахстане) ирбис напал на бурого медведя и убил его. Охотятся снежные барсы двумя способами: подползают к добыче, искусно маскируясь, или настигают приблизившуюся жертву огромными прыжками в шесть-семь метров из засады. Осенью и в начале зимы барсы часто охотятся семьями. Убив добычу, затаскивают ее в укромное место.

Необычайно красивая шкура ирбиса – дорогой трофей для браконьера. Окраска ее серая с дымчатым налетом, иногда почти белая. По всему телу большой кошки разбросаны черные крупные кольцевидные и мелкие сплошные пятна. Это совершенная маскировка, позволяющая барсам легко выслеживать добычу среди скал. Благодаря своей шкуре, они прекрасно приспособлены к тем суровым условиям, в которых обитают.

Контакт с человеком

снежный барс ирбис

Как уже говорилось, ирбис – очень скрытный зверь, и предпочитает селиться на территориях, мало посещаемых людьми. Но даже если человек вторгнется в его владения, снежный барс отнесется к этому вторжению достаточно спокойно. Как и все другие кошки, ирбис спокойно относится к соседству людей. Он может жить бок о бок с охотниками или скотоводами и те даже не заподозрят о его присутствии.

На человека ирбис не набросится, даже будучи раненым. Известно всего несколько случаев нападения этих животных на людей, но подобные эксцессы случались только с ирбисами, зараженными бешенством. А при этой болезни опасно любое животное, вплоть до белки. Если пути снежного барса и человека случайно пересекутся, то ирбис, не проявляя никаких признаков испуга или агрессии, затаивается, пользуясь своей «камуфлированной» шкурой, или просто тихо уходит, прячась за естественными укрытиями.

Главная проблема

снежный барс ирбис

Но конфликт между снежным барсом и человеком неизбежен в том случае, если ирбису начинает недоставать питания. Тут уж кто угодно «взвоет волком» и пойдет потрошить овечьи загоны. Конечно, ирбис с тем же успехом может охотиться на зайцев и куропаток, но такой мелкой добычей сыт не будешь и снежный барс, не обременяя себя сомнениями с легкостью переключается на домашний скот.

Вот тут и возникает серьезная проблема: с одной стороны, снежный барс – животное крайне редкое, занесенное в Красную книгу, с другой – домашние козы, овцы, коровы и даже лошади и яки перестают чувствовать себя в безопасности не только на неохраняемых пастбищах, но и в закрытых помещениях. А потому в некоторых районах, в первую очередь в Западной Тыве, чабаны часто начинают охоту на ирбисов, мотивируя свои действия необходимостью защиты домашнего скота.

Однако эта проблема вполне решаема. Во-первых, можно перенять практику наших соседей – монголов. Там существует специальная государственная структура, которая создает выгодные условия для скотоводов, отказавшихся от охоты на снежного барса. Другими словами, за погибшее от лап ирбиса домашнее животное государство выплачивает пастухам компенсацию (деньгами, продуктами или горючим), естественно, только в том случае если хищник остался в живых.

снежный барс ирбис

Во-вторых, необходимо строго контролировать охоту на парнокопытных, являющихся источником пищи ирбиса, чтобы ему в голову не приходило заглядываться на домашних животных. И вдобавок совместить это с защитой домашних стад с помощью четырехногих охранников, в частности, монгольской и тувинской пастушьих собак. Правда, к сожалению, эти породы встречаются, чуть ли не реже, чем сам снежный барс, но подобную охрану, во всяком случае, можно вырастить и выдрессировать. При таком раскладе и овцы будут целы и ирбисы сыты.

Ну, и самый последний и надежный вариант спасения какого-либо животного от истребления – это содержание его в неволе. В настоящее время около трех десятков ирбисов живут в восьми зоопарках России. Они успешно размножаются в Новосибирском и Московском зоопарках, а в Ленинградском даже еще и работают – несут охранные функции. Прошедшие специальную подготовку люди-охранники, после закрытия зоопарка патрулируют его территорию со снежными барсами на поводке.

Но все-таки согласимся, что жизнь в неволе – это не жизнь. Так что, не лучше ли сделать все, чтобы снежный барс мог в спокойствии и безопасности существовать на своих недоступных скалах?

 

Константин Федоров - постоянный автор "Хронотона". Живет в Петербурге. Журналист, путешественник, исследователь. По образованию - океанолог, всегда мечтал о морях и океанах и часто пишет на морскую тематику. Другие любимые темы - животные, новости науки, и, конечно, тайны прошлого.

Самые актуальные новости: