Вы здесь

Белые клыки хаски

«– Сколько я ни встречал собак с затейливыми кличками, все они никуда не годились. Ты видел, чтобы с собакой, которую зовут Касьяр, Сиваш или попросту Хаски, приключилось что-нибудь неладное? Никогда!»  (Джек Лондон, «Белое безмолвие»).

Полный привод

Компания Гудзонова залива обосновалась в Северной Америке три с половиной века назад. Сотрудники ее занимались в основном тем, что всеми правдами и неправдами скупали, крали, а иногда и просто отнимали у местных жителей ценную пушнину.

К аборигенам – эскимосам – колонизаторы относились крайне пренебрежительно и называли их всех подряд «эски». В скором времени это название несколько трансформировалось и превратилось в «хаски». В дальнейшем так начали называть ездовых эскимосских собак – лохматых, сильных и неутомимых помощников человека в суровом Заполярье.

По-настоящему породу хаски оценили хлынувшие бешеной толпой на Север Канады и на Аляску охотники за золотом. Снегоходов в то время, как мы понимаем, не существовало (только-только возникли робкие попытки создать двигатель внутреннего сгорания); рабство отменили; лошади в столь суровых условиях были бесполезны – они мерзли зимой, увязали в снегу, да и кормить их было нечем. Северные олени предпочитали тундру и в канадских лесах не появлялись. Таким образом, единственным транспортным средством оставались только собаки.

Полцарства за собаку

Ездовые собаки ценились буквально на вес золота. За рядовую псину старатель, хочешь не хочешь, а отсыпал порядка полкилограмма драгоценного песка. А за хорошего вожака иногда выкладывали до двух-трех килограммов золота.

Разумеется, такие большие деньги платились не просто так, и собакам приходилось отрабатывать их по полной программе. Но и каюры (погонщики упряжек) старались своих подопечных даром не мучить. Если собака на полпути выбивалась из сил и не могла больше тащить упряжку, а лишь мешала остальным работать в команде, то ее выпрягали, отстегивая постромки. Животному давался шанс передохнуть и самостоятельно добраться до следующего места стоянки. Если собаке это удавалось, то она вместе со всеми получала свою порцию пищи. А если нет, то…

Кстати говоря, в романах Джека Лондона, посвященных покорителям Севера, в качестве ездовых собак фигурируют, скорее всего, именно хаски. Во всяком случае, знаменитый Белый клык явно относится к этой породе. Ведь в описании повадок своего героя Лондоном была подмечена характерная особенность, свойственная представителю хаски – Белый клык не умел лаять.

«Ненужная» порода

Собачьи упряжки – не бог весть какое открытие. Люди начали запрягать собак много тысяч лет назад. Согласно одной из версий, народы, переселившиеся из центральной Азии на север, привели с собой собак, которые скрестились с полярными волками. Так появились на свет неприхотливые псы, способные переносить любой мороз, спать, целиком зарывшись в снег, покрывать за день десятки километров в упряжке, таща за собой солидный груз, и питаться при этом парой мороженых рыбин в сутки.

Предполагается, что «создателями» конкретно сибирских хаски были чукчи, жившие вдоль побережья Северного Ледовитого и Тихого океанов. Путешественники, оказавшиеся в гостях у чукчей, приходили в восторг от собак, покупали их и увозили с собой. Постепенно хаски проникли на Аляску и распространились по всей территории Северной Канады. С приходом советской власти хаски, как «ненужная» порода, в СССР практически исчезли и в чистом виде сохранились лишь в США и Канаде.

В Россию эти собаки все-таки вернулись, но уже гораздо позже. После распада Союза, в 1995 году, русские собаководы привезли хаски из бельгийских питомников.

Казалось, что с появлением транспорта, специально приспособленного для жестких условий Заполярья, значение собак как тягловой силы снизилось. Но последовавшая вскоре эпопея освоения Антарктиды показала, что это не так.

Ездовых собак везли за десятки тысяч километров с крайнего Севера на крайний Юг, и там хаски принимались за привычное дело. По свидетельствам британских исследователей ледяного материка, средний срок работы ездовой собаки в Антарктиде составляет восемь лет. За это время она проходит в упряжке порядка 13 тысяч километров, после чего отправляется на пенсию, причем не по возрасту, а по «профессиональным» заболеваниям.

В середине 90-х годов прошлого века Антарктиду объявили международным заповедником, и посторонние виды фауны туда уже не пускают, чтобы не нарушался баланс. Проще говоря, собак было велено вывезти со всех полярных станций на Большую землю и никогда не привозить в Антарктику.

Большие гонки

Теперь единственным уделом профессиональных ездовых собак стали гонки на собачьих упряжках.

Надо сказать, что на Аляске подобный вид спорта страшно популярен. Гонки проводятся как по снегу – на упряжках, на маленьких санях, гонки с лыжниками, спринтерские и многодневные, так и летом – на колесных тележках, на самокатах и даже на велосипедах. Самые знаменитые – многодневные зимние соревнования, куда съезжаются участники со всего мира.

Наиболее известны состязания под названием «Вся Аляска» (от города Ном до города Кэндл и обратно, что составляет порядка 800 километров). Самая первая гонка по этому маршруту состоялась еще в 1908 году. А в 1909-м во всеаляскинских соревнованиях впервые участвовала упряжка сибирских хаски под управлением Джона Джонсона по прозвищу «Железный человек». И они выиграли гонку! С тех пор эти (и другие) состязания проводятся ежегодно, и, что неудивительно, хаски никогда не уходят с них без приза.

 

Константин Федоров - постоянный автор "Хронотона". Живет в Петербурге. Журналист, путешественник, исследователь. По образованию - океанолог, всегда мечтал о морях и океанах и часто пишет на морскую тематику. Другие любимые темы - животные, новости науки, и, конечно, тайны прошлого.

Самые актуальные новости: