Вы здесь

Серебряная лихорадка Невады

Штат Невада уже почти сто пятьдесят лет остается одним из главных поставщиков серебра в американскую казну. А началось все со знаменитой Комстокской жилы — богатейшего источника белого металла. Именно благодаря серебру Невада, этот клочок пустыни и безлюдных гор, получила в свое время статус штата.

Калифорнийские гости

Серебряные прииски невадыПервыми на эту унылую территорию пришли мормоны. Они основали небольшое поселение в долине Карсон и жили тихо и уединено вплоть до 1858 года, пока туда случайно не забрела группа старателей, вооруженных мотыгой и промывочным лотком. Эти люди, сорванные с насиженных мест ураганом калифорнийской золотой лихорадки, но прибывшие в золотоносный край слишком поздно, рискнули попытать счастья по соседству, в забытых богом горах.

Попытка старателей увенчалась успехом. Помимо золота в недрах невадских гор была обнаружена «Комстокская жила» — огромные залежи серебряной руды. Не прошло и года, как на склоне горы Дейвидсон вырос город Вирджиния-Сити с населением более тридцати тысяч человек. Половина его жителей занималась тем, что день и ночь копала, взрывала и промывала добытую породу.Вторая половина регистрировала, покупала и продавала все новые и новые участки.

Днем в горах грохотали взрывы динамита, — прокладывались шахты. По ночам в салунах гремела стрельба, — и городское кладбище заполнялось покойниками быстрее, чем кошельки старателей вожделенным богатством.

Каждый день в поселок прибывали искатели счастья. Салуны, гостиницы, публичные дома, а главное — прииски, чаще всего представлявшие собой обычные ямы, но носившие при этом громкие названия, росли как грибы на благодатной почве.

Любой мог застолбить себе участок хоть в центре города, зарегистрировать его, и в течение десяти дней поковыряться там лопатой, чтобы окончательно закрепить свои права. После чего хозяин участка выпускал в свет акции своего «предприятия» и, либо продолжал копать и взрывать землю, надеясь наткнуться на серебряную жилу, либо начинал спекуляцию своими и чужими акциями, что, несомненно, было легче и доходнее.

Прачка-миллионерша

Серебряные прииски невадыБумажные доллары в то время на Диком Западе совершенно не котировались. Основной расчетной единицей были золотые доллары, серебряные полудолларовые монеты и акции рудников. Ими расплачивались в салунах, благодарили за услугу, а иногда и дарили просто так, по доброте душевной.

По улицам серебряного города гордо ходили миллионеры в грязных и рваных штанах, с набитыми акциями карманами. Это были те, кому внезапно повезло, чей маленький участок вдруг оказался прибыльным и стоимость его, соответственно, на какое-то время взлетела до небес. Кстати говоря, таких случаев насчитывалось немало в истории штата.

В качестве одного из примеров можно привести некую Эллери Бауэрс, — немолодую женщину, которая даже не занималась старательством, а зарабатывала на жизнь, обстирывая рудокопов. Как-то раз, в качестве платы за работу, она получила во владение три квадратных метра земли на малоперспективном участке. Но через полгода выяснилось, что эти несчастных три метра расположены на главной серебряной жиле. Эллери неслыханно разбогатела, построила себе шикарный особняк, совершила путешествие по Европе, побывала в Англии и даже была принята королевой Викторией. Бывшая прачка преподнесла в дар королеве серебряный сервиз, изготовленный из добытого «в собственных копях» драгоценного металла.

Однако, как водится, из тех старателей, кто работал руками, мало кому удалось разбогатеть. Та же Эллери Бауэрс, быстро растратив чудом свалившееся на нее богатство, провела остаток жизни занимаясь за небольшие деньги гаданием на стеклянном шарике.

Печальная история первопроходцев

невада история приисковНастоящие, реальные доходы от серебряной лихорадки получали либо владельцы крупных предприятий, таких как рудники «Гулд и Карри», или «Офир», стоявшие непосредственно на Комстокской жиле, либо ловкие спекулянты, беззастенчиво торговавшие  шахтами.

С главным рудником «Гулд и Карри», а точнее говоря, с самыми первыми его хозяевами произошла следующая история, которую записал Марк Твен, работавший в те годы в Неваде журналистом: «Рудники "Гулд и Карри", насчитывавшие тысячу двести футов, носили имена двух своих первоначальных владельцев. Мистер Карри, которому принадлежало две трети рудников, рассказывал, что он уступил свою часть за две с половиной тысячи долларов наличными и старую клячу, которая за семьдесят суток поглотила ячменя и сена на сумму, равную ее собственной рыночной цене.

Гулд же, как рассказывал Карри, продал свою часть за пару подержанных казенных одеял и бутылку виски. Через четыре года после того как Гулд и Карри разделались таким образом со своими рудниками, они уже котировались на сан-францисском рынке в семь миллионов шестьсот тысяч долларов золотом».

Серебряная лихорадка длилась несколько лет, а потом постепенно пошла на убыль. В наши дни горные разработки ведутся двумя-тремя крупными корпорациями, а одиночные старатели давно покинули эти места.

Население города Вирджиния-Сити сократилось в десятки раз. Сейчас это небольшой поселок, который может похвастаться созданным в бывшей редакции музеем Марка Твена и многокилометровыми заброшенными шахтами, где по преданиям бродят духи ловцов серебряного тумана. А главное «украшение» городка — кладбище, где, по утверждению местных жителей, нет практически ни одного покойника, умершего естественной смертью.