Вы здесь

Бечевинка – забытая база подводных лодок

Бухту Бечевинскую (Бечевинку), чтобы враг не догадался о ее местоположении, в документах официально именовали Финвалом (финвал – сельдяной кит). Почтовый же адрес у бухты был – Петропавловск-Камчатский-54, что пусть отчасти, но раскрывает координаты этого когда-то сверхзасекреченного военного объекта (54 – последние цифры индекса Бечевинки).

Сарай для главкома

бухта бечевинкаПервой постройкой, появившейся на обрывистом берегу бухты Бечевинской в конце 1960 годов был обыкновенный дощатый сарай. Вот только поселился в этом сарае не рыбак-одиночка, и не наряд пограничников, а… главнокомандующий ВМФ и заместитель министра обороны СССР Сергей Георгиевич Горшков лично.

Обжившись, изучив окрестности бухты и оценив ее стратегическое местоположение, Горшков постановил: обустроить здесь пирсы для подлодок, возвести военный городок, и обеспечить секретность и охрану объекта от вражеского нападения.

Главком приказал, и работа пошла. В максимально сжатые сроки на берегу по соседству с адмиральским сараем появились три дома (два в четыре этажа и один трехэтажный) для офицеров, магазин, солдатские казармы, котельная, склады, дизельная электростанция и гараж. Назначение гаража осталось тайной – сухопутной дороги до бухты Бечевинской не существовало. Добраться сюда можно было или вертолетом, или переделанным из морского буксира в грузопассажирское суденышком, посещавшим объект раз в неделю. Судно помимо военнослужащих и их семей привозило в бухту продукты, которые, попав в магазин, тут же раскупались и моментально поедались. До следующего рейса местные служащие питались консервами и хлебом, выпекавшимся тут же в наскоро сооруженной пекарне. Но бухта и обустраивалась в первую очередь не для комфортного жилья, а для базирования советских подводных лодок.

Первоначально в Бечевинке стояло пять подлодок проекта 641 (Foxtrot по классификации НАТО), переведенных по Северному Морскому пути с Северного флота. А в августе 1971 года сюда прибыла 182-я бригада дизельных подводных лодок из бухты Крашенинникова (Камчатка), под командованием капитана первого ранга Бэца Валентина Ивановича. После переформирования бригада, получившая название «отдельной», имела в своем составе 10 подводных лодок проекта 641, одну – проекта 640, оборудованную мощной радиолокационной станцией, предназначенной для обнаружения воздушных целей, и одну учебную подлодку проекта 690 «Кефаль».

С автоматом – по ягоды

бухта бечевинкаБухта охранялась. Непосредственно рядом со складом торпедных боеголовок, стояли две зенитные батареи. Правда, вооружение у них было еще со времен Второй мировой, но зенитчики дежурили при ней круглосуточно и периодически устраивали учебные стрельбы.

И это было не все. На противоположном берегу бухты, на мысе Шипунском стояла вполне современная ракетная батарея. Уж на что глухим местом считалась бухта Бечевинская, но поселок Шипунский был еще глуше. О жизни ракетчиков в нем доходчиво рассказывает служивший в свое время в Бечевинке лейтенант Юрий Завражный:

– Через бухту торчал на сопочке зенитно-ракетный дивизион; так вот они по сравнению с нами – как мы и Париж. Они пресную воду добывали, растапливая снег, а ягоду военные жены собирали с «калашом» за спиной – медведей вокруг навалом. По праздникам они иногда спускались к нам, и мы уже привыкли к резиновым сапогам, дополняющим велюровые и шифоновые платья ракетчиц.

Корейский шпион

бухта бечевинкаРакетный дивизион на Шипунском – штука солидная, но для высоко летящих целей – бесполезная, что хорошо показали события 1983 года. В своем рассказе «Самолет-шпион» Завражный вспоминает:

– Был я в карауле начальником. Где-то в час ночи щелкает матюгальник и хрипит:

– Часовой второго поста старший матрос Кирпиков, на посту без замечаний. – Потом помолчал... и – задумчиво: – Над зоной летит самолет.

– Какой самолет?

– А... мне не видно. Темно. Высоко летит.

– По звуку – реактивный или какой?

– А фиг знает, тащ лейтенант, я в них что – разбираюсь? Говорю ж, высоко летит.

– Огоньки видать?

– Не видать. Вообще, улетел уже... Куда-то туда... – видимо, показывает пальцем, хотя мне до него двести метров непролазной ночной тьмы, и вообще я в помещении, а они с самолетом на улице, на природе.

– Ну, добро... – отпускаю кнопку. А что? Летит, и нехай летит. Тем более что уже улетел. Летел высоко, сбить мне его все равно нечем. Пролетел – и ничего не случилось. Я позвонил дежурному по части, сказал ему про самолет («Да и хрен с ним!»), а потом прилег на топчан, сладко сомкнул глаза и продолжил несение службы. На следующий день благополучно сменился. А еще через день весь мир узнал, что корейский «Боинг» сбился с маршрута, пролетел над Камчаткой, как раз над нами, и наши ПВОшники его где-то у Сахалина лихо завалили, приняв за самолет-шпион RC-135. А шипунские ракетчики схлопотали по выговору, хотя задача их была (и оборудование соответствующее) охранять базу подлодок от непосредственного вторжения.

Приказ – расформировать!

бухта бечевинкаНесмотря на возражения со стороны медведей, городок рос и развивался. Вскоре в нем появилась школа-десятилетка со спортзалом, клуб и детский сад, прибавилось жилых домов. У пирсов отстаивались уже более новые подлодки.

Но все закончилось в 1996 году. Гарнизон полностью попал под сокращение. Те подлодки, что не успели списать, отправились на новые стоянки, а люди… людям не предоставили даже контейнеров для вывоза личных вещей. Валили прямо на палубу десантных кораблей все нажитое добро и отправляли всех в Петропавловск-Камчатский. Остались в бухте когда-то жилые дома, полузатопленные пирсы, да в поселке Шипунском – десятки бочек с токсичным ракетным горючем.

С горючим была отдельная история. Вывезти его так и не смогли (или не стали), а потому, по особому приказу, прилетел как-то вертолет и расстрелял бочки из пулемета. С тех пор на этом месте земля мертва. И даже медведи и росомахи, снова почувствовавшие себя хозяевами бухты, на бывшую территорию ракетного дивизиона не заходят.

 

Константин Федоров - постоянный автор "Хронотона". Живет в Петербурге. Журналист, путешественник, исследователь. По образованию - океанолог, всегда мечтал о морях и океанах и часто пишет на морскую тематику. Другие любимые темы - животные, новости науки, и, конечно, тайны прошлого.

Самые актуальные новости: