Вы здесь

"Кое-что об японских привидениях". Константин Федоров

Я сидел в гостях у Торио-сана – известного в своих кругах коллекционера злых и добрых духов и привидений. Хозяин, неторопливо попивая сакэ, увлечено повествовал о своем последнем приобретении – Каракаса-обакэ – ожившем старом зонтике.

За спиной у Торио-сана стояла катана-какэ – подставка для мечей, на которой аккуратно лежали дайто (длинный меч) и сёто (короткий меч). Но меня больше интересовал танзу – стоящий у стены ступенчатый шкаф, в одном из ящиков которого уже полчаса кто-то копошился.

Через минуту ящик выдвинулся, из него выпал гэта – деревянный сандаль – и капризно топнул по полу. Хозяин поморщился. Я замер. Тапок отстучал простенькую мелодию и, напевая, что-то вроде: «Тойота – управляй мечтой», исчез в соседней комнате.

– Это Бакэ-дзори – любезно пояснил мне Торио-сан – он селится в старой обуви, за которой давно не ухаживали. Бегает по дому и распевает всякую чушь, которую слышал по телевизору – просто пытается привлечь к себе внимание.

В ожидании ужина коллекционер предложил мне прогуляться по саду. Дул свежий ветер, и сушившееся на балконе второго этажа белье слегка колыхалось. Вдруг одна из простыней сорвалась с веревки и начала неторопливо опускаться к нашим ногам. Скосив глаз в ее сторону, Торио-сан перехватил поудобнее трость. Как только простыня приблизилась к нам, он ловко зацепил ее и отбросил подальше.

– Это был Иттан-момэн – ответил он на мой вопрошающий взгляд – он любит обвивать человека, и душить его.

Я поежился, но прогулку прерывать не хотелось.

Мы неторопливо двигались в сторону карэсансуи – сада камней – когда нам на встречу попалась женщина с мощной гривой волос. Увидев меня, женщина громко захохотала.

Я решил, было вежливо улыбнуться даме, но мой хозяин, сделав каменное лицо, прикрыл мне рот ладонью.

– Не вздумайте смеяться ей в ответ – сказал он, когда мы отошли. – Это Хари-онаго, людоедка. Видели, какие у нее волосы? На каждом конце – острейший крючок. Засмеетесь и – все, пиши пропало. Раздерет на кусочки и приготовит из вас сябу-сябу – тушеное мясо.

Я нервно оглянулся, но женщины уже не было видно.

Пока я вертел головой в поисках людоедки, под ноги мне бросился пушистый зверек. Я споткнулся, но был вежливо подхвачен моим хозяином.

– Не обращайте внимания – весело сказал он – это всего лишь Сунэ-косури. Его главное в жизни занятие – кидаться под ноги людям, чтобы они спотыкались. Больше он ни на что не годен. В следующий раз просто пните его посильнее.

Ну, слава богу, подобное у меня и дома живет, Барсиком кличут – подумал я.

В этот момент мне на ботинок взобралась еще одна зверюшка. Я уже хотел от души отфутболить ее в соседние кусты, но Торио-сан предостерегающе поднял руку.

– Это Абуми-гути. Если конный воин погибает, а стремена остаются на поле битвы, то они превращаются вот в это – Торио-сан аккуратно снял зверя с моей ноги и посадил на тропинку. – Он просто ищет своего хозяина.

Мы двинулись дальше. В стороне от тропинки симпатичная девушка чинила нечто, напоминающее рыбацкую сеть.

– Дзёре-гумо – небрежно бросил Торио-сан. Ночью превращается в паукообразного монстра. Темнеет, вот она и готовится потихоньку.

Вскоре показалась ограда из колючей проволоки. За оградой возвышалось несколько деревьев. Больше за оградой никого и ничего не было.

– Дзюбокко – любезно пояснил мне хозяин. Деревья, выросшие на полях битв. Привыкли к человеческой крови, потому никого к ним и не подпускаем.

«Подпускаем… подпускаем…» – раздалось откуда-то из леса.

– Это Ко-дама, дух старого дерева. По вашему…ммм… эхо.

Неподалеку от деревьев-кровопийц темнел старый пруд.

– Близко к воде не подходите – предупредил меня Торио-сан – там живет Гюки – химера, похожая на быка. Если она выберет вас в жертву, то будет преследовать, не отставая до самой смерти. Когда поймает – выпьет вашу тень, вы заболеете и умрете.

На обратном пути я услышал за спиной чьи-то шаги. Памятуя о людоедке и других, малоприятных обитателях сада, я вопросительно повернулся к хозяину. Тот увлек меня в сторонку и вежливо произнес в пустоту: «Бэтобэто-сан, пожалуйста, проходи». Шаги зазвучали впереди и вдруг стихли. Больше нас никто не беспокоил.

Когда мы вернулись к дому, на крыльце уже горели четыре масляных фонаря. Вдруг откуда-то из темноты появился еще один огонек. Невзначай приблизившись к ближайшей лампе, огонек оборотился в младенца, высосал масло из лампы и тут же исчез.

– Абура-акаго. Когда был человеком, воровал масло из святых мест и продавал его. С тех пор вот так и живет…

Ночь прошла спокойно, не считая разве что визита очень длинноногого гражданина, несколько часов вылизывавшего языком потолок в моей спальне. Торио-сан на утро долго извинялся, объяснив, что это был Тэньё-намэ, и его появление говорит о том, что потолки пора чистить.

На прощание мой хозяин подарил мне многотомную энциклопедию – бестиарий, – в котором описывалось 11 520 видов японских волшебных существ. Но на токийской таможне бестиарий у меня отобрали, вежливо объяснив, что такой книги не существует, а значит, я не могу вывезти ее за пределы Страны восходящего солнца...

 

Константин Федоров - постоянный автор "Хронотона". Живет в Петербурге. Журналист, путешественник, исследователь. По образованию - океанолог, всегда мечтал о морях и океанах и часто пишет на морскую тематику. Другие любимые темы - животные, новости науки, и, конечно, тайны прошлого.

Самые актуальные новости: