Вы здесь

Казанова - "вечный бродяга любви"

Родившийся в актерской семье Джакомо Казанова всю жизнь провел как будто на одних больших подмостках, примерял на себя разные роли, виртуозно входил в образ, а потом – играл, играл… Европа XVIII века пригрела многих авантюристов, но такого вдохновенного, как он, больше не было.

«Мои безрассудства суть безрассудства юности»

казанова

Этот мальчик появился на свет в 1725 году в Венеции, признанной европейской «столице наслаждений». Обстановка вечного праздника определенно повлияла на формирование характера будущего авантюриста. В семье Казанова Джакомо был старшим из шести детей, и надо сказать, родители не слишком утруждали себя воспитанием отпрысков. Отец семейства рано умер, и Джакомо от легкомысленной матери-актерки был передан на воспитание к бабушке, а от нее по состоянию здоровья (у мальчика часто шла носом кровь – считалось, что из-за повышенной плотности венецианского воздуха) отослан в пансион города Падуи вдалеке от побережья.

XVIII век предполагал универсальное образование, и его получали многие дети, но маленького Казанову отличал особенно живой ум и любопытство. Всего в 12 лет он поступил в Университет Падуи и по прошествии 5 лет окончил его, получив диплом юриста. Одновременно он изучал еще этику, математику, химию и медицину. Кроме того, Джакомо освоил карточную игру, и проявил себя за зеленым сукном как игрок азартный, но не слишком удачливый. Оказавшись в долгах, он почел за лучшее вернуться в Венецию и приняться наконец за дело.

Работа церковного юриста не слишком давалась красавцу-щеголю. Гораздо более пристальное внимание Казанова уделял любовным похождениям, карточной игре и прочим светским забавам, имеющим мало отношения к праведному труду. Вместо того чтобы зарабатывать самому, он обзавелся высоким покровителем – престарелым сенатором Малипьеро, который ссужал юношу деньгами, наставлял в правилах этикета и прививал ему вкус к светской жизни, который Казанова не утратил до самой смерти. Расположение сенатора он утратил гораздо быстрее: разгневанный покровитель указал ему на дверь, застав с собственной любовницей.

Склонный пробовать в жизни все, Казанова бросался из крайности в крайность. Он попытался сделать карьеру в церкви, потерпев неудачу, купил патент офицера Венецианской республики, из офицеров подался в музыканты – нанялся скрипачом в театр Сан-Самуэле. Музыка тоже занимала его недолго, и Джакомо уже оглядывался в поисках нового занятия, когда судьба преподнесла ему сюрприз.

«Невыразимая прелесть украденных наслаждений»

казанова

Казанова спас жизнь сенатору Брагадину, которого в его присутствии хватил удар, настояв на правильном способе лечения. Медицинские познания, полученные в Падуе, принесли Джакомо отменные дивиденты: сенатор усыновил Казанову и привлек его в круги оккультистов, желая дать талантливому юноше еще и тайное знание учения каббалы. И следующие несколько лет Казанова вел столь любезный его сердцу образ жизни светского человека. Он наилучшим образом одевался, много времени проводил за карточным столом, а остальное время посвящал «амурным сражениям» и разнообразным проделкам, не всегда безопасным. Брагадин предупреждал наглеца, что своими выходками он привлек внимание властей, но тот лишь смеялся над предостережениями. И напрасно, поскольку очередной неудачный розыгрыш переполнил чашу терпения инквизиции. Казанова едва успел бежать из Венеции от обвинений в воровстве, богохульстве и чернокнижии, и снова пустился в странствия.

В это время в Парме Казанова пережил самое загадочное и самое неудачное свое любовное приключение. Он завязал роман с француженкой по имени Генриетта. Интрижка продлилась всего три месяца, после чего дама исчезла, оставив в кармане камзола Казановы 500 луидоров – в такую сумму она оценила своего кавалера. Генриетта была прекрасно воспитана, хорошо образована и, по видимому, очень богата, но кто она – Казанова так никогда и не узнал. Однако таинственную незнакомку он вспоминал чаще других своих дам – возможно, потому, что впервые в жизни потерпел поражение в любви.

Разочарованный кавалер отправился в дальнейшее путешествие по Европе. Он впервые побывал в Париже, где переводил пьесы и сочинял собственные, а заодно приобретал светские знакомства и изучал французский язык. Но его многочисленные и беспорядочные любовные связи снова привлекли внимание полиции. Пришлось перекочевать в Австро-Венгрию. После фривольной столицы Франции страна, где на улицах полиция могла поинтересоваться, куда направляется дама, совсем не понравилась искателю наслаждений. Поначалу, правда, он добился представления императрице и сумел произвести на Марию-Терезию хорошее впечатление. Но прошло немного времени, и Казанова был выслан из страны за совращение девочки 13 лет.

«Мы всегда и все направляем к собственному благу»

казанова

Накануне своего тридцатилетия Джакомо вернулся в Венецию, и, как оказалось, напрасно. За ним тут же установили слежку и вскоре арестовали за употребление в пищу мяса во время поста и чернокнижие. Доказательством последнего служила найденная у него магическая книга «Зогар». Казанову поместили в страшную тюрьму Пьомби, где нередки были смерти заключенных и откуда, как считалось, невозможно было сбежать. Заключенный должен был провести в тюрьме 5 лет, но уже через год и три месяца Казанова совершил побег из заключения, проделав дыру в потолке камеры и выбравшись на крышу. Так в 31 год он приобрел славу человека, для которого не существует преград, и статус политического эмигранта, вооружившись которым вернулся во Францию.

Приключения уже не так привлекали Казанову, как перспектива приобрести влияние в обществе и стабильные источники дохода. Знакомство с министром иностранных дел де Берни принесло ему новое занятие – шпионаж, с которым он прекрасно справился. Миссия по изучению английского флота в Дюнкерке была хорошо оплачена, и впоследствии Казанова неоднократно оказывал де Берни аналогичные услуги. Кроме того, Казанове удалось раздобыть себе должность распорядителя первой государственной лотереи и приобрести целое состояние на продаже лотерейных билетов. На полученные средства он приобрел два дома и шелковую фабрику. Однако промышленником ему было стать не суждено. Пару десятков девушек-работниц Казанова гордо именовал своим гаремом, и тратил на них куда больше денег, чем получал дохода от производства.

Не лучше обстояли дела и в оккультной области, где Казанова считал себя знатоком. В высшем обществе он представлялся как розенкрейцер высшего посвящения и алхимик, и магические познания принесли ему некоторые средства, полученные за консультации. Но едва дело дошло до настоящего магического опыта, как вся его оккультная репутация рухнула. Стареющая чудачка маркиза д`Юрфе желала переродиться в образе маленького мальчика, и Казанова взялся помочь ей в этом непростом деле. Затея, естественно, потерпела крах, однако маркиза отчего-то не имела претензий к оккультисту и даже вызволила его из тюрьмы, куда Казанова угодил за долги.

Бесконечное путешествие

казанова

Обстановка во Франции перестала быть благоприятной. Де Берни сменил на посту министра герцог де Шуазель, не доверявший Казанове никаких деликатных поручений. Фабрику, не приносившую дохода, пришлось продать. В кругах оккультистов ему больше не доверяли после афронта с маркизой д`Юрфе. Оставалось снова отправиться в путешествие.

Вообще, при изучении биографии Казановы появляется чувство, что он непрерывно перемещался по Европе. При тогдашних способах передвижения это, должно быть, доставляло немало неудобств. Но так или иначе, а шевалье де Сенгальт (как он начал себя именовать) снова тронулся в путь. На сей раз дорога завела его особенно далеко – он побывал в Англии, Пруссии и даже в России. Всюду он пытался делать то же, что и всегда: приобрести связи в высшем свете и богатых покровителей, а также утолить свой неиссякаемый любовный пыл. Надо сказать, ему многое удавалось: в Пруссии его принимал король Фридрих, в России он удостоился беседы с императрицей Екатериной. Но никто не торопился восхищаться его талантами, финансировать его идеи, да и женщин становилось все меньше – сказывался возраст и финансовое положение, которое становилось все хуже. За страстное желание вернуться в Венецию ему пришлось дорого заплатить – он получил отпущение грехов с условием шпионить для трибунала венецианской инквизиции. Но Казанова впутался в очередной любовный скандал и снова вынужден был бежать – надежды встретить старость в Венеции окончательно потерпели крах.

«Я могу сказать: я пожил»

казанова

Последним пристанищем постаревшего Казановы стал замок Духцов, где по приглашению графа Вальдштейна он поселился в качестве библиотекаря. Должность эта была лишь формальной, на самом деле граф просто обзавелся собственной достопримечательностью, и это была последняя роль Джакомо Казановы. В Духцове кавалер де Сенгальт чувствовал себя словно в тюрьме. Никто в замке, кроме хозяина, не оказывал ему уважения, о любовных похождениях пришлось забыть из-за импотенции и подагры, единственной отрадой Казановы были воспоминания. Он скончался 73 лет от роду, был похоронен на территории замка, и даже могила его до наших дней не сохранилась.

Возможно, он так и растворился бы в небытии, если бы не оставил огромный труд – мемуары «История моей жизни». Они состоят из целых 12 томов, и там сохранилось все: женщины, короли, новые женщины, каналы Венеции и свинцовые крыши тюрьмы Пьомби, снова женщины, красоты Европы и заснеженные просторы непонятной России… Если прочитать эти тома, становится понятно, что пьеса его жизни, поставленная на подмостках галантного века, оказалась по-настоящему интересной.

Напомним, что мы писали про других известных авантюристов –  Жанну де Ламотт, миледи из "Трех мушкетеров", а также графа Калиостро  и Сен-Жермена.

 

Об авторе:

Екатерина Кравцова - историк, исследователь. Живет в Санкт-Петербурге.

Любимые темы для статей - занимательные проявления истории, исторические байки и анекдоты.

Стремится доказать, что история -  это не унылый набор событий, а невероятно интересная наука.

Все статьи Екатерины Кравцовой

Это интересно: